Олег Митяев: "Барды - это штучный товар"

11 марта 2017 в 12:08, просмотров: 3512

Для автора-исполнителя Олега МИТЯЕВА Германия ─ необычная страна. Музыкант впервые приехал сюда со своим коллективом еще в начале 90-х годов, причем выступал перед немецкими слушателями. И сегодня Народный артист России, автор таких популярнейших песен как «Давай с тобой поговорим», «Француженка», «Лето ─ это маленькая жизнь» и многих других ─ частый гость в Германии и по-прежнему очень тепло относится к этой стране. В феврале у него с успехом прошли гастроли на севере ФРГ, а 24 марта состоится концерт в самом «русском» городе на юге ─ в Баден-Бадене. В преддверии этого концерта Олег МИТЯЕВ побеседовал с нашей редакцией.

Олег Митяев:
фото из архива О. Митяева

─ Олег, расскажите, пожалуйста, как началось ваше знакомство с Германией?

─ Было время сложное, перестройка, все потянулись на Запад. Появилась возможность выехать. Я думаю, а что же мы сидим на месте?! Я познакомился случайно с членом Общества германо-советских отношений, написал ему письмо в Свердловске. И совершенно неожиданно получил приглашение от Карла и Гудрун Вольф приехать на гастроли в Германию. Мы приехали и потом уже не расставались... Так у нас появилось две семьи очень верных друзей: Рудель и Урзель Ворбс ─ в Бохуме, Карл и Гудрун Вольф ─ в Мюнстере. С Мюнстера и замечательной семьи Вольф, которая долго занималась развитием советско-германских отношений, все и началось... В начале 90-х годов мы стали приезжать сюда очень часто и ездили по разным городам, дали более 400 концертов, причем выступали исключительно перед немецкой аудиторией. Немцы тогда очень трепетно к русским относились, муниципалитет оплачивал наши концерты, были многочисленные встречи в литературных кафе... Так мы близко познакомились с Германией.

─ Сейчас у вас остались друзья в ФРГ?

─ Остались, конечно, но изменилась ситуация. Был период, когда очень много немцев приходило наши концерты, например, в том же Мюнстере. Сейчас собираются, в основном, русскоязычные слушатели. Вот что может политика сделать с нами: захотят ─ поссорят нации, захотят ─ помирят... Но, конечно, наши добрые отношения сохранились. Карл Вольф переводил тексты моих песен и, в конце концов, вышла книга на двух языках «Я учусь у облаков тишине» («Stille lern ich von den Wolken»), которую мы представляем на концертах в Германии. Мы так же выпустили диск нашего концерта, который прошел в 1993 году в Мюнстере.

Кстати, с организатором гастролей, который недавно у меня появился, мы решили, что обязательно будем выступать в Германии каждый год. Ведь политическая ситуация бывает разной, а дружба народов должна сохраняться...

«Соседка» auf Deutsch

─ На своих концертах в Германии вы поете иногда и по-немецки. Так хорошо

знаете язык или просто ориентируетесь на аудиторию?

─ Я вначале попытался самостоятельно записывать свои песни по-немецки, но это оказалось довольно сложно сделать без носителей языка. Мне помогли немецкие «лидермахеры», которые давно уже перевели мои песни на немецкий, адаптировали их и поют в Германии. Не все начальные переводы были, к сожалению, удачными, а сейчас это уже проверенные тексты, которые вошли в сборники. Хотелось бы, чтобы эта связь с немецкой аудиторией и дальше сохранялась.

─ Ваши немецкие слушатели, наверняка, иначе воспринимают ваши песни, чем люди, приехавшие с постсоветского пространства?

─ Когда я выступал вначале перед немецкой аудиторией, слушатели очень вежливо и несколько странно улыбались. Видимо, они не понимали многое, несмотря на свои переводы-подстрочники. Потом я спел несколько песен по-немецки и увидел, как у людей изменились глаза, изменились лица. Зато у меня на лице появилась глупая улыбка, потому что я сам не понимал, что пою дословно. Но контакт все-таки произошел...

Конечно, сегодня в Германии, как и в других странах, мы чаще всего выступаем перед русскоязычной аудиторией. И нам есть что спеть и о Германии. Многие из прежних  впечатлений об этой стране со временем также превратились в песни...

─ Песня «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», звуча в Германии, надо сказать, приобретает несколько иной смысл. Вы всегда поете ее на своих концертах?

─ Мы долгое время называли концерты «Как здорово, что все мы здесь...» Потом сократили это название до: ««Как здорово, что все мы ...»

Барды в Кремле?

─ Авторская, бардовская песня всегда была неофициальной... А вы сейчас даете концерты и в Кремлевском дворце. Как это для вас сочетается? 

─ Сегодня все как-то очень запуталось. Я недавно был гостем программы «Соль» на Рен ТВ. И ведущий, Захар Прилепин, такой ершистый человек, позиция которого известна, спросил меня: «Вас как-то не поймешь, вы ─ за красных или за белых?». Я ответил: «Как же можно принимать какую-то сторону, когда не имеешь информации?!» Я вывел для себя такую формулу: 2 + х равняется вопросу. Потому что мы не знаем вторую составляющую. 

Что делать, ориентироваться на средства информации, ─ ваши или наши, которые отстаивают определенную позицию? Ведь докопаться до истины очень сложно... Нам казалось раньше, есть Интернет, значит, никакое телевидение нас не обманет... Но в Интернете каждый пишет, «как он дышит», то же ничего не поймешь...

─ То есть выступление бардов в Кремлевском дворце это совершенно нормальное, на ваш взгляд, явление?

─ Я не могу ответить за всех бардов, но я читал биографию Вертинского, которого как-то подняли ночью, и он должен был петь перед бандитами. И вот если не явные бандиты, то в нашей аудитории встречаются и люди, недавно вышедшие из зоны, бывают и члены правительства. Мы привыкли выступать в любой ситуации.

─ За большие деньги выступите и перед бандитами?

─ Так никто же не говорит впрямую о своем занятии, это чаще после концерта только выясняется. И потом речь идет не о больших деньгах, а об обычном для нас гонораре. Я иногда пою и просто в частной квартире. Подошел на концерте человек, спросил о гонораре... И мы приехали в спальный район большого города, за столом сидели две пары, пили водочку, закусывали огурчиками, я пел свои песни...

─ Раньше песни бардов пели в походах, у костра. А сегодня насколько популярен этот жанр, например, у молодых, двадцатилетних? Не знаю, как вы называете жанр авторской, бардовской песни, шансон?

─ Называть можно по-разному. Но барды отличаются тем, что это «штучный товар», это люди, к которым мы прислушиваемся. Поэтому объединять их в какое-то движение, довольно сложно. Даже на Грушинском фестивале сейчас 11-15 сцен, на каждой из которых выступают очень разные музыканты. Здесь есть и полурокеры, и поэты. И только лучшие попадают на главную эстраду. А так все зависит от личности и таланта. 

«Все на продажу...»

─ Есть еще и Ильменский фестиваль, в котором вы тоже принимаете участие. Это фестиваль наподобие Грушинского, только поменьше?

─ Таких фестивалей в стране довольно много и во Владивостоке, и в Курске, и в Питере, и в Москве, но, к сожалению, ничего из этого не показывают по телевидению. Это большая наша беда. Я надеюсь, что эта ситуация как-то исправится, но пока министерство культуры тормозит ситуацию. Это я еще очень мягко сказал... Через 10 лет после того, как мы записали альбом на стихи Иосифа Бродского и музыку Леонида Марголина, Министерство культуры Италии вручило нам за этот альбом премию имени Бродского. А у нас в стране об альбоме ничего не знают. Никому не нужен и другой наш альбом на музыку Давида Тухманова и стихи Пушкина, где произведения читают артисты Вениамин Смехов и Марина Есипенко.

─ Это очень грустно... Но вы сами, очень популярный человек, вас не приглашают на федеральные каналы?

─ Меня часто приглашают на разные передачи, телешоу. Но, к счастью, в 70 % я отказываюсь от этих предложений.

─ Почему?

─ Противно. Потому что наши федеральные каналы абсолютно не сориентированы на культурное воспитание нации. Дело ведь не лично во мне, в Олеге Митяеве. Там не поют песни Окуджавы, не читают стихов Пастернака. Если это и случается, то где-то «на задворках», ночью или иногда на канале «Культура». Мне кажется, это касается не только России, но и Европы, Америки. В Германии больше всего среди уцененных дисков на развалах лежит классическая музыка... А что уж говорить о поэзии?! Ее настоящих любителей во всем мире очень мало. Как замечательно сказал когда-то Юрий Визбор: «Все на продажу понеслось»...

«Вскапывать свою грядочку»

─ Ваш фонд Олега Митяева поддерживает, в том числе, и детский авторский фестиваль бардовской песни. Даже не знала, что такой существует...

─ На многих фестивалях, и на Грушинском тоже, существует площадка, где дети уже в самом юном возрасте исполняют свои песни. И мы решили сами воспитывать таких ребят и проводить подобные фестивали, чтобы дети тянулись к высокой поэзии. И у нас есть ребята, которые поют такую поэзию на прекрасную музыку и великолепными голосами. Я записываю сейчас несколько альбомов, проект будет называться «Мировые песни». 

─ Но почему вы обратились именно к детям? Много кто требует поддержки...

─ К сожалению, я понял, что не смогу повлиять на этот мир, но «вскапывать свою грядочку» не могу себе запретить...

─ Чтобы вы пожелали вашим слушателям и в целом, читателям в Германии?

─ Не забывать русский язык, и в то же время изучать другие языки: немецкий, английский, украинский. Потому что это расширяет мировоззрение и не дает возможность нас обманывать и настраивать друг против друга вопреки заповедям Господним.

 



Партнеры