Германия: Стены Рейхстага говорят по-русски

Германия: Стены Рейхстага говорят по-русски
Карин Феликс представляет свою книгу.

В посольстве России в Берлине прошла презентация книги историка Карин Феликс «Здесь был...» – исследования надписей на стенах рейхстага, оставленных советскими бойцами и офицерами после Победы.

Пандемия оставила Берлин без туристов. Исчезла длинная очередь у входа в здание рейхстага. Прежде гости столицы едва ли не поголовно записывались на экскурсии, чтобы посмотреть на заседания парламента, подняться по широкой винтовой лестнице на самый верх стеклянного купола, а, выходя – непременно сфотографироваться у гранитных колонн портала. Даже не подозревая при этом, сюжеты чьих снимков они при этом повторяют.

«Дойти до Берлина и расписаться на стенах рейхстага!» - этот призыв в последние месяцы войны был не менее популярен, чем нынешние мемы «Можем повторить!» или «Спасибо деду за победу!» В такой форме тогда сконцентрировалось стремление советских солдат поставить символическую точку в схватке с врагом.

«Мы входим в рейхстаг, даже не входим, а нас «вносит» поток бойцов и офицеров. Где-то ещё раздаются автоматные очереди. Чумазые бойцы, выбираясь из нижних этажей, предупреждают: «Там, в подвалах, ещё сидят». Но выше, вверх, по украшенной разбитыми скульптурами лестнице, идёт ажиотажное соревнование – автографы на стенах рейхстага. О, сколько их! Мы уже с трудом находим свободные места. Надо помогать друг другу и подставлять плечи, чтобы, взяв откуда-то что-то красящее, расписаться: «Из Москвы, майоры Смирнов, Черток, Чистяков». Не помню сейчас, ставили ли мы инициалы. Но расписались и эту памятную надпись для верности обвели дважды» - так описывал эти события в своей книге воспоминаний «Ракеты и люди» патриарх советского ракетостроения Борис Черток.

В начале 90-х исписанные стены рейхстага никого не удивляли. В центре Берлина тогда вообще немало зданий были в таком состоянии, будто война только что закончилась. Но приближались перемены: 20 июня 1991 года бундестаг принял план переезда из Бонна в Берлин. Здание пустовало несколько десятков лет, многие повреждения военного времени не были устранены – так что понадобилась длительная реконструкция.

Что же стало с надписями, оставленными советскими бойцами в мае 45-го? Скрылись под слоем штукатурки? Превратились в строительный мусор? Напротив: большая часть во время работ была не только бережно сохранена, но и законсервирована – так, чтобы прочитать их можно было и десятилетия спустя.

Карин Феликс подписывает свою книгу читателям.

Карин Феликс пришла на работу в экскурсионную службу бундестага в 1991 году. Про надписи она знала, но, как и многие, не придавала им значения. До примечательного случая, который, можно сказать, определил ее жизнь на много лет. Вот как она об этом рассказывает:

─ Это было в 2001 году. Во время экскурсии ко мне обратился пожилой, скромно одетый человек. Он спросил, не встречала ли я фамилии Сапунов среди надписей на стенах. Но здесь сотни фамилий, многие надписи уже трудно прочитать – ничем не могу помочь, ответила я. К тому же я не знаю, как пишется ваша фамилия – нет ли у вас визитной карточки? Спросив это, я тут же спохватилась – какая неловкость, ну откуда у этого человека визитка? Однако он, поискав в карманах, протянул мне карточку, на ней было написано: Сапунов Борис Викторович, профессор, доктор исторических наук, руководитель отдела Эрмитажа. Я подвела его у участку стены, где было особенно много надписей, и через несколько минут он нашел оставленную им в мае 1945 года! Это был первый на моей памяти такой случай.

Дружба с профессором Сапуновым продолжалась вплоть до его смерти в 2013 году, вспоминает Карин Феликс. А после еще нескольких подобных встреч ей стало ясно: надо заняться расшифровкой надписей на стенах, составить поимённый список тех, кто их оставил.

Легко сказать! Поверхность стен много раз обрабатывалась, очищалась, краски выцвели. К тому же местами солдаты, видно, не найдя свободного места, писали поверх более ранних надписей. Так что Карин, даже владея русским, не всегда удавалось разобрать написанное.

Понадобились помощники. Например, Марина Роман – ей, инженеру-картографу, было ясно, как сантиметр за сантиметром обрабатывать изображения. Затем она же проверяла найденные имена в российских базах данных. А фотограф Герман Йозеф Мюллер готовил снимки и графику для публикации. Вообще же перечень благодарностей занимает в книге целую страницу – десятки людей помогали Карин Феликс в работе над ее проектом, которая длилась девятнадцать лет!

Книга под заголовком «Ich war hier» вышла в декабре 2018 года. Она вызвала большой интерес – ранее не было такой масштабной публикации на эту тему. Издание не только продается на всех основных площадках, но даже рекомендовано Федеральным агентством политического образования. А как появился русский перевод, презентация которого состоялась сейчас в Берлине? Рассказывает его инициатор – депутат Государственной думы Павел Завальный. Он – президент Российского газового общества, которое стало спонсором русского издания книги:

─ В мае 2019 года делегация Государственной думы находилась с официальным визитом в Германии. Тогда нам вручили немецкое издание. Мы перевели его на русский и выпустили в прошлом году, в преддверии 75-летия Победы. Но пандемия, к сожалению, не позволила нам тогда же представить издание немецкой публике.

Кому адресовано русское издание? Карин Феликс объясняет: за четверть века работы экскурсоводом в бундестаге ей приходилось много раз сопровождать гостей из России. Порой это были известные личности – Михаил Горбачёв, Эдуард Шеварднадзе, Даниил Гранин. Но, как правило, конечно – обычные туристы. Нередко, признается Карин, её удивляло – чтобы оказаться в Берлине, гостям приходилось проделать путь в тысячи километров! А сколько тех, кому такое путешествие недоступно! Теперь, благодаря этой книге, и они смогут открыть для себя драматические события мая 1945 года.

Концерт после презентации в Посольстве РФ в Берлине.

На трехстах с лишним страницах разместился не только обширный справочный материал – фотографии и алфавитный список фамилий. Кроме этого, в книге почти тридцать статей, рассказывающих о встречах автора с ветеранами – теми, кто, как Борис Сапунов, спустя десятилетия нашел сделанные ими надписи.

Конечно, список, хоть и содержит более 700 фамилий, далеко не полный. Например, «майоры Смирнов, Черток, Чистяков», о которых шла речь выше, в нем не встречаются.

Леонид ПОЛЯКОВ,

фото автора.

Об этом говорит Германия:

Виза или паспорт? Отпуск в России с детьми для проживающих в Германии

Маски в школах как минимум до летних каникул

Нужно ли разрешение отца на поездки ребенка по Европе

Потеря прав из-за езды на электросамокате

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру