Штутгарт. Памяти актрисы: «Мы счастливо жили, и судьба к нам благоволила»

Штутгарт. Памяти актрисы: «Мы счастливо жили, и судьба к нам благоволила»
Виктория Горшенина, Штутгарт, 2004 год.

Памяти актрисы Виктории Горшениной

21 ноября замечательной актрисе Виктории Горшениной исполнился бы 101 год. Последние 20 лет своей жизни она провела в Штутгарте. Ее жизнь была тесно связана со многими известными людьми, прежде всего, с Яном Фридом, знаменитым кинорежиссером, женой которого она была почти 60 лет, и с Аркадием Райкиным, в театре которого она проработала почти полвека.

Кинозрители помнят актрису по музыкальным комедиям Яна Фрида «Вольный ветер», «Дон Сезар де Базан», «Сильва» и «Тартюф». Но кино было не главным в ее жизни. Виктория Горшенина училась в Щепкинском училище при Малом театре, много лет служила в театре Аркадия Райкина и была его неизменным партнером по сцене...

Жизнь актрисы начиналась непросто. Она родилась в 1919 году в Китае, в Манчжурии, и когда Вике было 15 лет, отец, инженер-строитель железной дороги, был арестован как «японский шпион». Виктория и ее сестра долгие годы прожили с клеймом «дочерей врага народа»… Воспоминания юности, работы в кино и в театре Аркадия Райкина легли в основу книги «Прошлое не отменяется», которая в 2000 году вышла в свет в московском издательстве.

В середине 90-х Виктория Горшенина и ее муж, режиссер Ян Фрид, переехали из Ленинграда в Германию, где жила их дочь, Алена. А в 2003 году не стало известного мастера, поставившего любимые фильмы...

Виктория Захаровна была удивительно чистым и жизнерадостным человеком, никогда не жаловалась на болезни и недуги, свойственные ее возрасту. Ее дом в Штутгарте бы всегда открыт для гостей, как когда-то в Ленинграде. Она любила жизнь и людей, несмотря на годы.

Актриса не дожила до 95-летнего юбилея всего несколько месяцев. «Мы счастливо жили, и как мне кажется, судьба к нам благоволила», — вспоминала она о своем долгом браке с Яном Борисовичем. А мы вспомним об ушедшей актрисе и прекраснейшем человеке с грустью, но и с улыбкой, когда в сотый раз будем пересматривать замечательные комедии Яна Фрида. Увидим виконтессу в картине «Дон Сезар де Базан» или вредную графиню, «жену» Светина в «Сильве», и улыбнемся...

Фрагменты из интервью, которые в последние годы своей жизни актриса давала нашей журналистке в Штутгарте, мы сегодня публикуем.

С Аркадием Райкиным, 1980 год.

«Райкин — это не халтура»

─ Виктория Захаровна, вы в Германии по Петербургу не скучаете, по Летнему саду, например?

─ Я очень любила Ленинград. Но я ведь родилась не в России, а в Китае, в Манчжурии. Позже мы приехали в Челябинск и моего папу — инженера-строителя — обвинили по 58 статье, как японского шпиона…

─ А в Ленинград вы попали уже после свадьбы с Яном Фридом?

─ Но это было позже. Сначала я поехала в Свердловск поступать в Высшую театральную школу. В это время на гастроли приехал со своим ансамблем драмы знаменитый армянский актер и режиссер Ваграм Папазян. Случайно он увидел меня у моих друзей в местном театре. «Не хотите ли стать артисткой?», — обратился он ко мне. «Мечтаю», — ответила я. «Так поступайте к нам в театр». Сначала я отказывалась, потому что сперва хотела окончить Высшую школу. Но Папазян убедил меня в том, что театральное образование можно получить и на сцене…

Потом, когда я поступала в училище при Малом театре на курс к Вере Пашенной, на вступительных экзаменах я читала монолог Дездемоны. И еще нужно было показать этюд на вольную тему. Я не знала, что это такое, и Вера Николаевна мне объяснила. Тогда я решила: буду «лепить пельмени». Разложила на столе, как будто — муку, мясо, фарш, и стала раскатывать тесто… После дочка Пашенной смеялась, что когда мама пришла домой, она умирала от голода: «Вика так ловко лепила пельмени, что у меня даже слюнки потекли»…

С Яном Фридом, 1998, Штутгарт.

─ А как вы после Малого театра у Райкина оказались?

─ В конце войны театр реэвакуировали с Урала в Москву. И в общежитии, где я жила, ко мне подошел артист Миша Дудник. Он видел меня на сцене и сказал, что из Ленинграда приехал Аркадий Райкин, ищет молодую актрису, партнершу для своего театра. «Беги скорей, — сказал он, — может быть, ты ему подойдешь». «Кто это, Райкин?», — спросила я. «Один начинающий эстрадный артист, но уже довольно известный». А тогда, знаете ли, эстрада не пользовалась такой популярностью, как сегодня. Это был «второй сорт», вроде цирка, особенно после Малого театра. Но, увидев мои сомнения, этот артист сказал фразу, которую я запомнила на всю жизнь: «Райкин — это не халтура. Это – настоящее искусство». И я это поняла с самого начала.

─ Не жалели потом, что после Дездемоны и Бьянки всю жизнь играли в маленьких эстрадных ролях?

Ничуть. Конечно, главные роли в театре миниатюр писались только в расчете на самого Райкина. Но ему нужны были партнерши. И я всегда говорила, что считаю за честь играть в паре с Аркадием, потому что это — гениальный артист. Думаю, что на сцене я выглядела неплохо и была на своем месте.

В картине «Тартюф», 1992 год.

Почти 60 лет вместе

─ Виктория Захаровна, часто вспоминаете вашу жизнь с Яном Борисовичем?

─ Конечно, каждый день. А портрет его в спальне висит так, что полное впечатление — он смотрит на меня. И когда я лежу в постели, он наблюдает за мной, как бы проверяя мое моральное поведение. Но ничего интересного не находит: рядом со мной всегда Лика, кошка.

─ А какой его фильм вам больше всего нравится?

─ Трудно сказать. Я очень любила и «Летучую мышь», и «Сильву», и «Благочестивую Марту». Меньше мне нравились фильмы, снятые «по соцзаказу» — «Балтийскую славу» или документальные фильмы, сделанные в 50-е годы. В юности необыкновенно любила и раз 15 смотрела фильм «Возвращение», не подозревая о том, что режиссером является мой собственный муж — это выяснилось лишь через два года совместной жизни. В этой картине замечательно сыграл Николай Симонов, а детскую роль прекрасно исполнил Вова Тумаларьян. С этим обаятельным мальчиком у нас сложились такие теплые отношения, что одно время мы с Яном всерьез подумывали усыновить его…

─ В Германии Ян Борисович уже не снимал фильмы...

─ И думаю, его очень расстраивала эта невостребованность. Но и в России, несмотря на его известность, не все складывалось идеально. Паузы между картинами иногда составляли 5-8 лет. Конечно, Ян не сидел в это время без дела: он преподавал в Ленинградском театральном институте и в Консерватории. Но как подумаешь, сколько хороших комедий он мог бы снять за эти годы...

В фильме Я. Фрида «Дон Сезар де Базан», 1989 год.

«Дом открытых дверей»

─ Вашу квартиру в Ленинграде называли «домом открытых дверей». Кого вы вспоминаете сегодня из ваших друзей?

─ Наверное, всех, понемногу. Но, кстати, и в Штутгарте нас с Яном не забывали. Многие друзья приезжали в гости. Миша Боярский с Ларисой Луппиан не раз, например, бывали. Они, кстати, с моей Аленкой в театральном институте вместе учились.

Костя Райкин тоже не раз у нас бывал в Германии. Он, несмотря на свою занятость, тут же согласился организовать юбилейный вечер Яна Борисовича. И сделал это великолепно. В те дни он много беседовал с Яном... Конечно, Костю я помню с детства, что называется — с пеленок. Он всегда был очень талантливым, и при этом говорил «не буду таким, как папа». И действительно, стал другим, по-своему, гениальным.

─ Никогда не слышала от вас недоброжелательного отзыва, о ком бы то ни было. Неужели не было в вашей жизни людей, оставивших плохие воспоминания?

─ Наверно, я по натуре независтливый человек, люблю людей, люблю общаться. А что касается дурных воспоминаний... Бывают, конечно, какие-то события, которые выводят из себя. Не люблю вранья, неправды. Вот читаю мемуары одной актрисы, много лет проработавшей в театре Райкина. Ну, зачем рассказывать то, чего не было! О каких-то 25 любовных письмах, которые ей якобы написал Аркадий. Когда ему было писать, когда мы все были невероятно заняты: утром — репетиция, вечером — спектакль...

─ А вам самой не обидно было так мало быть занятой у собственного мужа-режиссера?

─ Знаете, после войны Сталин негласно запретил режиссерам снимать своих жен, исключение он сделал только для своего любимого Александрова. А потом в театре у Райкина была очень маленькая труппа, всего 9 актеров, и каждый был на виду. Конечно, и сам Аркадий ревниво к артистам относился. «Ты наш артист, — говорил он. — Вот пусть публика и приходит к нам в театр, чтобы посмотреть на тебя». И когда Козинцев пригласил меня в свой фильм на роль жены Белинского, Райкин мне так сказал: «Ну что же, ты хочешь в кинозвезды вырваться? А что будет с театром, тебе все равно?! Я против того, чтобы ты снималась!» Потом я у Яна уже втихаря стала сниматься, не докладывая Райкину. Но Ян шел мне навстречу, организовывая съемки в те дни, когда были выходные в театре.

Виктория Горшенина, 1948-й год.

─ Никогда не жалели о том, что уехали в Германию?

─ Ни разу. Я очень довольна, что мы приехали в Штутгарт и жили здесь последние годы нашей жизни. Мы ни одного дня не чувствовали себя здесь чужими, к нам прекрасно относились, во всем помогали и помогают. Я и Яну говорила: «Очень может быть, что если бы мы остались в Петербурге, то нас бы давно уже не было на этом свете». По крайней мере, то, что мне вылечили тот перелом, который у меня был, — это полностью заслуга немецкой медицины.

─ Вы счастливо жили с Яном Борисовичем?

Очень. Мы почти не ссорились. Ян объяснял это так: «С Викой невозможно поссориться, она все переводит в штуку». Мы познакомились в мае 1945 года, и я как-то сразу в него влюбилась. Он был тогда неотразим, майор авиации — стройный, высокий, щеголеватый. Поженились уже через год и жили в большой ленинградской коммуналке, где соседка Шура Судомойкина говорила о нас: «В энтих двух комнатах живут аристократеры». Ян всегда был в творчестве, в искусстве. По магазинам, например, ненавидел ходить, и я сама себе часто подарки делала, а его потом благодарила: «Янушек, спасибо большое за то, что ты мне купил. Все сидит идеально».

Мы счастливо жили, и как мне кажется, судьба к нам благоволила. Работа была у обоих интересная, у меня — театр, у него — кино. Дочка родилась, наша любимая Аленка, потом внук, сейчас уже правнук подрастает, тоже, кстати, Янушек. Дом всегда был полон друзей, интересных, веселых людей. Все к нам забегали чайку попить, просто посидеть… И я всех помню. Я и в конце своей книги написала, что все дорогие мне люди, здравствующие и ушедшие, живут в моей душе, и я все также люблю их всех. Это правда...

Ирина ФРОЛОВА,

фотографии из семейного архива Виктории Горшениной и Яна Фрида.

Актрису Викторию Горшенину, которая ушла из жизни в сентябре 2014 года, похоронили рядом с режиссером Яном Фридом, на одном из кладбищ Штутгарта.

Об этом говорит Германия:

Как оформить документы для начисления пенсии гражданам РФ, проживающим в Германии

В 2021 году отопление соляркой в Германии подорожает

Германия: Федеральные земли планируют продление облегчённого карантина

Германия: Увеличенные пособия будут выплачивать и в 2021 году