Германия-Мюнхен: «Мы расстаемся, чтобы встретиться вновь...»

Германия-Мюнхен: «Мы расстаемся, чтобы встретиться вновь...»

Выпускники Детской академии искусств в Мюнхене о любви к театру и к педагогике

Мои собеседники – Ярослав и Лиза. Они – выпускники Детской академии искусств в Мюнхене, так называемой «русской школы», и уже выпускники немецких школ. Лиза сейчас получает образование воспитателя в системе дошкольного образования. Ярославу нравятся и театр, и юриспруденция. Пока он – абитуриент Мюнхенского университета. В чем он уверен точно – с театральной частью своей жизни расставаться не будет. Так же и Лиза.

Любовь к театру, появившаяся на занятиях в театральной студии, у обоих переросла в одно из любимых увлечений. А занятия в «русской школе» привели обоих и к любви педагогической деятельности...

─ Ярослав, ты уже несколько лет помогаешь в проведении детских шахматных турниров. Ты начал этим заниматься, как видом подработки?

─ Я давно заметил, что мне нравится объяснять маленьким детям, учить их. Но, главное, почему я предложил свои услуги, как помощника – это мое сравнение, как преподают шахматы в нашей Детской академии и как преподает их тренер в немецком шахматном клубе. Я же параллельно занимался шахматами и там и там. Так вот, что меня поражает до сих пор, как наш Юрий (преподаватель в Детской академии Искусств – Е.Г.) увлекал нас, «зацеплял» этой любовью к шахматам, я такого больше нигде не встречал. В немецком клубе наш тренер, как шахматист, очень сильный. Но как-то он не увлекает, так как у Юрия это получалось.

И я точно знаю, что, если бы не занятия у Юрия, я не стал бы любить работать с детьми...

─ Лиза, а помнишь, как ты пришла в театральную студию?

─ Не помню. Мне кажется, что я всегда была в театре! Меня привели в школу, когда мне было, наверное, три или четыре года. Я ходила на рисование и в театральную студию. Потом я стала ходить на английский и русский языки. В последние два года пришлось еще и математику брать (смеется). Но это из-за экзаменов в школе. Я очень не люблю математику.

─ Ярослав, а как ты пришел в Детскую академию?

─ Мне было три года. И родители меня привели на все, что можно – на «Творчество», на шахматы, на рисование. Рисование я ненавидел – у меня ничего не получалось. Но в «Творчестве» было интересно – мы делали модели самолетов, какие-то моторчики. А, и на математику еще ходил, я помню. Я потом, когда пошел в немецкую школу, меня еще хотели учителя перевести во второй класс, потому что я математику уже всю знал.

Я в последние годы очень много уделяю времени занятиям по водному поло. Из-за этого я последние несколько лет практически уже не посещал по субботам театральную студию. А потом у нас, в немецкой гимназии, тоже открылась театральная студия. Я решил записаться туда. Но все вновь совпало с тренировками по водному поло, пришлось выбирать и я выбрал спорт. И когда я пришел на спектакль, который в конце года показывали в школе, я почувствовал дикую зависть – я сижу тут, в зале, а мог быть там, на сцене! И я понял – театр мне очень интересен. Я теперь, насколько будет позволять возможность, буду вновь принимать участие в нашей «русской» театральной студии.

─ Ребята, немного, может быть, некорректный вопрос, вы чувствуете какую-то разницу между тем, как проходят учебный процесс в немецкой школе и в русской?

Ярослав: Очень большая разница. И знаешь, даже, как я вижу, она больше в учениках, а не в учителях. Вот дети, которые в русской школе, они какие-то заинтересованные в получении знаний. Тут кто-то что-то рассказывает и тебе становится интересно – а почему я этого не знаю? Начинаешь тоже узнавать, спрашивать. В немецкой школе – ты просто один из многих. Меня это нервирует порой – сидишь на уроке, а рядом кто-то разговаривает, с другой стороны – кто-то ест или пьет. Никакого интереса. Учитель что-то пытается рассказать интересное. Немецкие учителя у нас неплохие, они тоже стараются как-то заинтересовать учеников. Но большинству ничего не надо. Никакого интереса...

─ Может, это вообще проблема всего вашего поколения?

Ярослав: Очень может быть. Но вот в русскую школу мы ходим добровольно. И я вижу там учителя как человека, который помогает тебе достичь того, чего ты сам хочешь. Допустим, выучить русский язык или заниматься театром. Здесь уже другие отношения – не просто «учитель – ученик».

Лиза: Не знаю, я и в немецкую школу ходила тоже с удовольствием. Но, да, там тоже примерно так, как Ярослав рассказывает. Как-то немного скучно – прошли занятия и всё, все сразу расходятся, или начинают думать: «Куда пойти? В магазин, или на встречу в кафе?» Это тоже нужно, но интересного ничего нет. А в русской школе мы всегда что-то организуем – какие-то викторины, праздники. Выставки рисунков мне очень нравятся. Я всегда принимаю участие.

─ Сегодня мы с вами встречаемся в Детской академии Искусств, которую вы уже закончили. У вас есть кто-то из учителей, с кем будете, возможно, общаться по телефону, поддерживать связь? И как с этим же по отношению к учителям в немецкой школе?

Лиза: В нашей немецкой школе мы не имеем права иметь контакты с учителями. Ну, по крайней мере, пока учились там. Но у меня как-то нет особых отношений с кем-то, с кем я бы хотела после окончания общаться. А в русской школе я решила даже остаться. По субботам пока буду ходить в театральную студию и в исторический кружок. Поэтому с учителями буду общаться. И еще – я очень люблю с маленькими детьми работать. Поэтому буду помогать при подготовке школьных праздников с большим удовольствием. Мы даже уже обсуждали, что, возможно, два раза в месяц я буду работать, как помощник преподавателя, в проведении креативных уроков по аппликации для младших детей, например. А потом, может быть, и самостоятельно работать...

─ Ребята, как вы думаете: нужно ли сейчас тем ребятам, кто живет в Германии, учить русский язык? Что лично вам дало изучение русского языка?

Ярослав: Многие русскоговорящие родители, которые не отдают своих детей в русские школы, недооценивают важность изучения русского языка. Потому что, во-первых, это помогает учить другие языки. У меня, например, легче пошли другие языки. Я как бы уже знал, как там все «устроено», как всё «проходит». У меня и общий бал аттестата (Abitur) поднялся... И вообще, я считаю, важно знать свою культуру, язык страны, из которой приехал. Я приехал из Украины, когда мне было два года. Что я тогда мог знать?

Лиза: Я родилась в Мюнхене. Мне не очень легко было научиться писать правильно на русском языке. Но я полюбила читать на русском языке. Читаю иногда и сейчас, правда, больше с бабушкой. Мне трудно все понимать самой. Но мне интересно и фильмы русские смотреть, и с ребятами в русской школе общаться.

─ Теперь давайте пофантазируем. Вы можете себе представить, что со временем, когда закончите обучение, начнете работать, по субботам вы станете преподавать в Детской академии, в которой когда-то сами учились?

Ярослав: Да, я могу это представить и, наверное, если буду в Мюнхене, приду работать.

Лиза: Я тоже могу представить себе, что буду здесь работать.

─ В октябре мы празднуем День Учителя. Что вы пожелаете своим учителям в Детской академии Искусств, учителям в других русских школах?

Лиза: Я желаю, в первую очередь, здоровья! И еще, чтобы им помогали оплачивать помещения для школ.

Ярослав: Желаю всем учителям, чтобы они никогда не теряли эту страсть учить детей, чтобы они всегда наслаждались этим занятием! И чтобы это никогда-никогда не уходило...

Беседовала Елена ГЕРЦОГ.

Об этом говорит Германия:

Эксперт по вопросам здравоохранения: «Вся Германия скоро станет зоной риска»

Министр финансов Германии: «Быстрого возвращения к нормальной жизни не будет»

Германия: Введут ли в Германии законное право на работу из домашнего офиса

Регионы риска в Германии: новые правила для въезда и выезда