«Но помнит мир спасенный...»: во Франкфурте открыли памятник советским военнопленным и жертвам трудовых лагерей.

27.06.2018 в 15:50, просмотров: 1154

«Но помнит мир спасенный...»: во Франкфурте открыли памятник советским военнопленным и жертвам трудовых лагерей.

Крест, увековечивший память советских граждан, пригнанных на принудительные работы в Германию во время войны и умерших на чужбине, был установлен 22 июня на Центральном кладбище Франкфурта-на-Майне. Годовщина начала Великой Отечественной войны была выбрана не случайно — она унесла миллионы жизней наших сограждан. До сих пор продолжаются поиски мест захоронений погибших, остаются неизвестными судьбы тысяч людей. Согласно данным Нюрнбергских процессов около 5 млн человек гражданского населения было вывезено с территории СССР в Третий рейх. На принудительных работах в немецких лагерях оказались от 2 до 3,1 млн советских военнопленных.

В церемонии приняли участие Генеральный консул России во Франкфурте-на-Майне Александр Булай, руководитель Отдела по военно-мемориальной работе при Посольстве России в Германии Александр Грибовский, председатель Общегерманского координационного совета соотечественников Лариса Юрченко, гендиректор архитектурно-художественного предприятия «Военмемориалпроект» Арсений Мухин, руководитель немецкой компании «F.Hofmeister Marmor- und Granitwerk GmbH» Маттиас Хофмайстер и представитель Гессенского земельного союза Общегерманского народного союза по уходу за воинскими захоронениями д-р Гетц Хартманн, а также представители консульского корпуса, общественности и прихожане общины святых мучеников Киприана и Иустины Франкфурта-на-Майне во главе с настоятелем Николаем Судосой.

ххх

Здесь покоятся советские граждане,

умершие в годы Великой Отечественной войны

в фашистском плену и на принудительных работах

от голода, нужды и бесчеловечного обращения.

В числе жертв — более 80 детей.

1941 – 1945

Вечная память

Эти слова высечены на памятном кресте, идея установить который принадлежит прихожанам Общины святых мучеников Киприана и Иустины Франкфурта-на-Майне во главе с настоятелем протоиреем Николаем Судосой. Долгие годы над местом последнего упокоения наших соотечественников не было памятного знака, однако настоятель местной православной общины обратился к руководителю Группы по сотрудничеству Совета Федерации Федерального Собрания РФ с Бундесратом ФРГ, члену Комитета СФ по международным делам Валерию Пономареву. Потребовалось два года на то, чтобы провести кропотливую работу в городскoм архивe, согласовать все юридические вопросы, получить разрешение. Разработали проект памятного креста архитекторы из Санкт-Петербургского «Военмемориалпроекта», а их немецкие коллеги (F.Hofmeister Marmor- und Granitwerk GmbH) воплотили его в камне.

Арсений Мухин, гендиректор «Военмемориалпроекта» признается, что христианский крест в качестве символа памяти был выбран не случайно, даже несмотря на то, что лежать в немецкой земле остались, очевидно, советские граждане и других вероисповеданий.

— Православная линия как линия ведущей религии в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране, конечно, угадывается в чертах этого памятника. Православный крест — символ России, ее державности и памяти нации. А вообще изначально наша организация занималась проектами, связанными с Первой мировой войной, ведь миллионы россиян отдали свои жизни за Отечество и освобождение Европы с 1914 —1918 гг. Также мы участвовали и в других проектах, в том числе, связанных с Великой Отечественной войной. Нашими специалистами были разработаны проекты православных крестов-памятников для их последующей установки на одиночных могилах, братских погребениях и местах сражений, — рассказал Мухин корреспонденту «МК-Германии». — Эта работа, к слову, была выполнена на основе материалов конкурса Императорского общества архитекторов-художников, проведенного в 1916 году. Он предусматривал создание типовых, всеми и везде узнаваемых обелисков. Были созданы три проекта крестов-памятников. И мы предложили Франкфурту один из стандартных проектов креста-памятника для локальных воинских братских погребений.

Большую помощь в установке памятного креста оказали посольство РФ, консульство России во Франкфурте-на-Майне и департамент экономического развития Франкфурта.

Александр Грибовский, руководитель Отдела по военно-мемориальной работе при Посольстве России в Германии, подчеркнул, что «сохранение памяти о войне неразрывно связано с внимательным отношением к военным могилам, к защите их исторического облика, к увековечению памяти погибших».

— На центральном кладбище Франкфурта-на-Майне покоятся боле 600 советских граждан. Это военнопленные, лица, угнанные на принудительные работы, и их дети. Однако учтены они отнюдь не во всех документальных источниках. Так, в погребальном списке, хранящемся в городском архиве Франкфурта, имеется информация всего о 125 захороненных, то есть примерно лишь об одной пятой от общего числа. Волонтеры, желавшие восполнить пробел, искали и находили недостающие имена на мемориальных плитах, — подчеркнул он.

В своей речи Грибовский отметил, что открытие памятника «стало возможно благодаря инициативе народной, общественной, получившей поддержку на всех уровнях власти» и передал присутствующим слова посла России в РФ Сергея Нечаева, который, в свою очередь, выразил «глубокую признательность всем, кто принимал участие в реализации этого проекта».

То, что памятник является ярким примером гражданской инициативы и сотрудничества двух народов и двух стран — России и Германии — подчеркнул в своей речи и консул РФ во Франкфурте-на-Майне Александр Буллой.

— Его открытие в день начала Великой Отечественной войны, в День памяти и скорби — очень символично для российских граждан и потомков павших. Прошло 73 года после окончания войны, но далеко не все имена погибших известны. Списки захороненных постоянно уточняются и пополняются, — сказал дипломат.

ххх

Географически подавляющее большинство остарбайтеров (или, как их называли сами немцы, «остов») происходило из современной Украины и Белоруссии. Согласно составленной базе данных (источником которой послужили около 400 000 писем с просьбой об оказании содействия в получении компенсаций), на начало 1990-х около 80% бывших «остов» проживали в этих странах.

Большая часть остарбайтеров на момент угона — это дети, подростки и молодые люди до 25 лет. Характерной чертой это группы являлось преобладание женщин: большинство мужчин с оккупированных территорий были мобилизованы в армию. Много было и совсем маленьких детей. Так, нормальным считалось использование на производстве детей до 14 лет (их рабочий день составлял 4 часа). Начиная с 1943 года, к труду привлекались дети от 10 лет, они также работали 4 часа в день, но получали целый паек равный пайку взрослого. Известны также случаи использования детей от 7 лет на работах, связанных с мытьем полов, помощью на кухне и прочими несложными работами.

По прибытии в Германию остарбайтеров распределяли на биржах труда, которые были организованы как настоящие невольничьи рынки. Самые крепкие отправлялись трудиться на шахтах и заводах, где были наиболее тяжелые условия. Другие были заняты в сельском хозяйстве, на производстве, использовались как домашняя прислуга.

Все работники были обязаны носить специальный нагрудный знак со словом «OST». Эта прямоугольная нашивка с белыми буквами на синем фоне свидетельствовала об унизительном и бесправном статусе этих людей. За небольшой проступок могли отправить в исправительно-трудовой лагерь, за более серьезные провинности — в штрафной или концентрационный лагерь, вернуться из которых удавалось немногим.

Судьба многих остарбайтеров сложилась довольно трагически. Многие из них столкнулись с большими проблемами по возвращению в СССР — они испытывали недоверие со стороны государственных органов и окружающих. Факт работы на врага мог поставить крест на дальнейшем образовании или ограничить возможности трудоустройства.

В городском архиве Франкфурта работала группа волонтеров, они уточняли информацию о мемориале, сверяли все фамилии. Много данных безвозвратно утеряно, встречаются ошибки в написании имен, есть и неопознанные могилы. Волонтеры составили новый уточненный список граждан СССР, похороненных на кладбище Frankfurter Hauptfriedhof. Его передадут в распоряжение профильных общественных организаций и внесут в поисковые базы.

Волонтер Патрик Харрен уверен, что работа с архивными данными — это не просто хобби для его единомышленников, а обязанность.

— Осмысление событий Второй мировой до сих пор происходит в немецком обществе. Вина нацистской Германии в геноциде и военных преступлениях требует от каждого гражданина Германии осознания исторической ответственности немцев перед жертвами, — считает Патрик. — Мой дед был немецким солдатом и воевал на восточном фронте в Германии. И я знаю от него, как жестоко и беспощадно велась война в Советском Союзе. А теперь я, его внук, стараюсь внести вклад в дело мира. Ведь память о жертвах войны признана объединять людей и способствовать взаимопониманию между народами, что особенно важно во времена непростых политических отношений.