Шок! Этническая дискриминация в Германии! Как с ней бороться?

14.10.2015 в 14:28, просмотров: 3528

Такова ли на самом деле жизнь в Германии, какой мечтали ее видеть из менее благополучных стран? Да, здесь спокойно, надежно и попросту хорошо. Однако каждое явление в нашей жизни имеет две стороны...

Шок! Этническая дискриминация в Германии! Как с ней бороться?

Как и каждое явление, «сладкая» жизнь в Германии имеет свою изнанку. Обратная сторона стабильности и безопасности очень тяжело переносится нашими соотечественниками. Речь идет об этнической дискриминации. Огромное количество писем и звонков, поступающих в редакцию нашей газеты, является подтверждением тому, что коренные немцы вовсе не хотят признавать своими согражданами русскоговорящих людей.

Практически каждый немец русского происхождения сможет припомнить одну или несколько историй, ситуаций, в которых он чувствовал себя «чужим среди своих». Истории разные, подчас кажущиеся совершенно ничем не связанными. И, тем не менее, мораль у них будет одна: далеко не каждому переселенцу немцы будут рады, зато не преминут возможностью напомнить, что Германия очень избирательно подходит к своим гражданам. Несмотря на всевозможные законодательные инициативы по защите прав населения без оглядки на происхождение, вероисповедание, родной язык и культуру, в общественной повседневной жизни редкий русскоязычный немец не почувствовал на себе предвзятого отношения со стороны местных бюргеров.

Водка, мафия, матрешки...

В отношении стереотипов русские являются рекордсменами в Германии. Таким количеством ярлыков, пожалуй, не сможет похвастаться ни одна другая диаспора. Услышав про выходцев из Турции, Сирии, Ирана или Палестины, переехавших в Германию, среднестатистический немец, прежде всего, думает про «людей, испытавших дурное влияние судьбы, прибывших из менее благополучных стран и нуждающихся в помощи от сильного немецкого государства». Говоря про румын, болгар и выходцев из стран бывшей Югославии немцы могут снизойти даже до обозначений «младшие братья», намекая на общее европейское пространство или географическую близость. В разговорах промелькнут нотки неподдельной озабоченности судьбой этих людей. Однако русскоязычным гражданам приходится бороться с целым рядом исключительно негативных стереотипов. К примеру, русский соискатель вакансии на любую должность тотчас же ассоциируется у работодателя с такими понятиями, как «водка», «мафия» или «мордобой».

Отдельно стоит отметить, что негативные коннотации у немцев вызывает не гражданство, а именно язык и культурная принадлежность. Стоит лишь украинцу, русскому, белорусу или даже казаху заговорить на русском, упомянуть свое происхождение или назвать фамилию, и немецкий визави, скорее всего, сразу же сформирует собственное мнение о человеке, основанное на расхожих в германском обществе стереотипах: русский, а значит ─ чужой.

Русские фамилии

С поступлением в высшие учебные заведения у русскоязычных граждан тоже нередко возникают значительные затруднения. К примеру, Ирина, желая поступить на факультет журналистики после немецкой гимназии, на 17 заявлений получила отказ без объяснения причин. «Один преподаватель как-то спросил, русская ли я», ─ рассказывает Ирина. «Нет, ─ говорю, ─ папа ─ русский, а мама ─ немка». После этого он посоветовал мне взять фамилию мамы». Вслед за изменением фамилии и новой порцией заявлений Ирине удалось успешно поступить.

Сталкиваются с подобным обращением даже дети. В частности, зачастую классные руководители избегают давать рекомендации, необходимые для поступления в гимназию, русскоговорящим детям. Помимо отказов и косвенных ущемлений, существует и прямая дискриминация. К примеру, в некоторых школах детям напрямую запрещено общаться между собой на русском языке, в том числе и на переменах. А в качестве домашних заданий иногда задают сочинения, в которых Россия выступает агрессором и разрушителем мирового правопорядка.

Разумеется, доказать тот факт, что именно родная культура и язык ребенка являются причиной отказа, практически невозможно, на стороне учителя будет «объективная преподавательская оценка, основанная на уровне знаний». Одной из полезных рекомендаций может стать требование письменного отказа с изложением причины. Подобный документ поможет заново подавать заявку в гимназию, апеллируя к устранению указанной в нем причины предыдущего отказа.

Со стороны большинства немцев несправедливость по отношению к русскоязычным гражданам выражена в том, что при всех прочих равных они отдают предпочтение своим соотечественникам. Однако временами попадаются откровенно оскорбительные случаи. Василий, прибывший из Пскова, живет в Гамбурге больше десяти лет, первые семь из которых он занимался поиском работы. Однажды его пригласили на собеседование за 250 км от Гамбурга. Несмотря на расстояние, Василий согласился. Все было отлично, однако в конце директор немецкой фирмы заявил: «Я просто никогда не видел немца с именем Василий и фамилией Краснов. Вот решил посмотреть». «Но ведь я вам подхожу», ─ пытался возражать кандидат. «Да, но как вы себе представляете: менеджер Василий Краснов в компании, где одни немцы?».

Стоило ли Василию обратиться к юристу? Смог бы он доказать факт дискриминации по языковому или культурному признаку? Случаев, когда работнику несправедливо дают «от ворот поворот» десятки тысяч. Но до суда доходят единицы. Люди, которых не приняли на работу по таким субъективным причинам, вряд ли могут защитить свои права. Прежде всего, само понятие «дискриминация» очень размыто и каждый из судей понимает его по-своему. Помимо этого, работнику нужно обеспечить аргументационную базу. При этом доказывать он (или его адвокат) должен то, что именно язык или происхождение, а не какая-либо другая характеристика кандидата стали причиной отказа. Ну и, конечно же, не стоит забывать о средствах, которые нужно потратить на юридическую волокиту, выигрыш в которой можно считать весьма сомнительным. В результате работник ищет другую компанию, а случай дискриминации попросту исчезает в анналах истории.

Интеграция русскоязычных в Германии

На фоне всего описанного, стоит заметить, что русскоязычные граждане, живущие в Германии, интегрируются в немецкое общество очень успешно. Исследование «Неиспользованные потенциалы. К ситуации интеграции в Германии» Берлинского института, опубликованное в 2009 году сопоставило степень интеграции в немецкое общество самых различных групп мигрантов ─ иностранцев, проживающих в ФРГ, и граждан Германии иностранного происхождения. В общей сложности первые и вторые составляют почти 20 процентов всех жителей страны. При этом самые многочисленные группы мигрантов ─ поздние переселенцы из стран бывшего СССР, турки и выходцы из южно-европейских стран.

В исследовании Берлинского института указывается, что немецкие переселенцы из СНГ демонстрируют очень высокий образовательный уровень и высокую степень интеграции. Только 3 процента из них не окончили школу, а 28 процентов имеют полное среднее образование; по этому показателю они лишь незначительно отстают от коренного населения! Более того, среди наших соотечественников число женщин, получивших высшее образование, примерно равно числу мужчин-обладателей диплома. А доля женщин, посвятивших себя дому и семье, нисколько не отличается от того же показателя среди коренного населения и составляет 20 процентов.

Скрытность дискриминации

В современной Германии русский язык занимает пятое место среди изучаемых иностранных языков. Более 23 процентов иммигрантов ─ это русскоговорящие люди. Однако, даже, несмотря на это, в немецких государственных школах ведется все меньше языковых групп русского языка, в университетах страны закрываются факультеты славистики, администрация многих немецких городов порою очень негативно воспринимает культурные инициативы русских обществ. Стоит ли предположить, что в Германии существует госзаказ ─ не решать эту проблему? Многие бы ответили утвердительно. Среди немцев нарастает русофобия, и России заново и в удвоенном темпе присваивается привычный образ конкурента и врага.

Дискриминация и несправедливое обращение встречаются во всех бытовых сферах.

При этом доказать такие случаи практически невозможно, поскольку любой отказ по причине «русскоязычности» прекрасно обставлен внешними признаками: не приняли на работу ─ не подходите по профессиональным критериям; отказали в учебе ─ низкие вступительные баллы; взыскали за проступок больше обычного ─ имеются отягощающие обстоятельства... Кроме того, в конкретной ситуации мотивация дискриминирующей стороны может иметь сложный характер. Обычно бывает нетрудно доказать, что решение, неблагоприятное для русскоговорящего человека, было обусловлено законными и оправданными соображениями. Ко всему этому добавляется еще и то, что отношения сторон обычно асимметричны: чаще всего тот, кто обвиняется в дискриминации, занимает более сильные социальные позиции и имеет больше возможностей защиты своих интересов. Работодатель, владелец жилья, администрация, представители полиции могут скрывать неблагоприятную для себя информацию. А вот предполагаемая жертва дискриминации лишена возможности самостоятельно найти и представить доказательства несправедливого обращения.

Основную проблему в доказательной базе составляет, конечно, скрытность дискриминации. Несправедливое решение, будучи замаскированным под обычное и продиктованное абсолютно объективными причинами, практически невозможно опровергнуть. Именно таковыми и является большинство случаев дискриминации. И именно поэтому, из-за их скрытости, доказать дискриминацию практически невозможно...

Существуют ли способы избавиться от подобного отношения со стороны коренных немцев? Для того, чтобы развеялись дурные ассоциации, однозначно, должно пройти время. Тем не менее, отдельные проявления дискриминации можно попытаться свести к минимуму.

К примеру, при приеме на работу самым эффективным методом борьбы считается так называемое «анонимное резюме», суть которого заключается в том, что работодатель получает только профессиональные характеристики кандидата. Таким образом, биография соискателя составляется так, чтобы в ней ни в коем случае не фигурировали имя, фамилия, дата рождения, семейное положение, гражданство и другие персональные данные. А только сведения о квалификации и рекомендации. Причем эти данные должны заноситься в специальные электронные бланки, выставляемые фирмами в Интернете.

Упомянутый метод ─ всего лишь пример. Капля в огромном море борьбы с дискриминацией. Крайне мало, кто из работодателей понимает, зачем использовать такие методы и что это дает. Соответственно, мало кому из претендующих на работу удается это практиковать. Нашим соотечественникам приходится самим выискивать необходимые знакомства, налаживать связи и заниматься «народной дипломатией». С другой же стороны, России и фондам стоило бы занять более активную позицию по защите интересов своих граждан, живущих за границей. Многие русскоговорящие жители Германии ожидают, например, когда Фонд по защите и поддержке прав соотечественников, проживающих за рубежом, перейдет от декларации защиты прав к конкретной защите хотя бы в самых вопиющих случаях.

Несмотря на всестороннее оказание помощи и консультации нашей редакции, работающей в режиме «общественной приемной», людям крайне необходимо оказание конкретной правовой помощи. Не менее важной является и информационная поддержка. Проблема есть. Они требует решения. И о ней нельзя забывать!