«Девушка из Альбано»

Между Италией, Германией и Россией

27.02.2013 в 06:13, просмотров: 3894
«Девушка из Альбано»

Между Италией, Германией и Россией

Юная и прекрасная натурщица из Альбано Виттория Кальдони стала известной во всей Европе в двадцатые годы XIX века. Однако мало кто знает, что путь Виттории был связан с Россией: она стала музой-вдохновительницей великого художника Александра Иванова и женой украинского художника Григория Лапченко. В русской культуре укоренился миф о «девушке из Альбано», который оставил важный след в живописи, эстетике, литературе и даже в культуре наших дней.

Недавно в Риме вышла книга о Виттории. Ее автор - профессор римского университета «Ла Сапьенца» Рита Джулиани. Ей принадлежат монографии о Леониде Андрееве и Михаиле Булгакове, многочисленные статьи о русско-итальянских культурных связях. Главный советник МИДа России Татьяна Мусатова побеседовала с профессором о ее новой книге и о состоянии русистики в Европе.

Ф.-Л. Катель «Виттория Кальдони».

- Вы являетесь одним из ведущих русистов Европы и мира, признанным специалистом по русской литературе. Кроме того, вы - ведущий профессор кафедры русского языка и литературы Римского университета «Ла Сапьенца», инициатор и участник международных конференций, в том числе, в России и Германии. Как вы оцениваете состояние русистики в ФРГ?

- Германская русистика всегда считалась одной из самых сильных в Европе, ее прошлое и настоящее отмечены именами весьма известных ученых, некоторых из них я знаю лично. Однако сейчас русистика в Германии, точно так же, как, кстати, много других гуманитарных дисциплин, а также славистика в самой Италии, переживает трудности, связанные с постоянным недофинансированием и сокращением государственных субсидий. В последние годы в ФРГ, как, впрочем, и в Италии, был закрыт целый ряд кафедр русского языка и литературы. Часты случаи, когда с выходом на пенсию профессоров ликвидируются и их кафедры, и таким образом прерываются столь славные традиции научных исследований. Это внушает большую грусть.

- Ваша новая книга «Девушка из Альбано». Виттория Кальдони-Лапченко в русском искусстве, эстетике и литературе» (2012), посвящена любимой модели немецких художников в Италии, позже ставшей супругой русского художника-стажера Петербургской академии художеств в Риме Г.И. Лапченко. Это плод вашей предрасположенности не только к литературе, но и к искусствознанию?

- Артистическая и личная судьба Виттории Кальдони – прекрасный пример уникальной близости культур Италии, России и Германии, особо ярко проявившейся в Риме XIX века. Конечно, без сильного интереса к истории искусств и страстной увлеченности ими, мне вряд ли удалось бы выпустить эту книгу в свет. Верно также и то, что в культуре нет оградительных барьеров: здесь искусство, а там – литература. Они взаимосвязаны и, рассматривая их через общую призму, можно наткнуться на приятные неожиданности. Книга о «девушке из Альбано», вышедшая первым изданием на итальянском языке еще в 1995 году, это плод моих гоголевских исследований. Изучая тему Гоголя в Риме, а также художника Александра Иванова, я наткнулась на образ Виттории Кальдони, русская судьба которой была прежде абсолютно неизвестна европейским историкам искусства.

- Виттория еще при жизни увековечила себя в качестве музы европейской живописи и скульптуры, ее портреты неизменно украшали и украшают ведущие музеи и частные коллекции (Новая Пинакотека в Мюнхене, Пио Иституто Катель в Риме и др.). Большое полотно Лапченко «Сусанна, застигнутая старцами» (1831), для которого она позировала, экспонируется в Русском музее в Санкт-Петербурге. Не были ли брак со страстно полюбившим ее русским художником и следование за ним в «русские снега» вынужденным делом?

- В международных художнических кругах Виттория пользовалась репутацией порядочнейшей модели и не имела никаких любовных историй с иностранными художниками. Какая другая причина, если не искренняя любовь, могла заставить ее покинуть родину и отправиться в далекую, неведомую страну вслед за Лапченко, который в свои 32 года был уже почти слеп, беден и близок к завершению своей карьеры? Виттория была выносливой, верной женой, обрученной дамой. Это следует из хранящихся в Москве и Санкт-Петербурге неизданных писем Александра Иванова, написанных неразборчиво по-итальянски. Хранители переписки художника не придавали им значения по причине лингвистического барьера. Каково же было мое удивление, когда я в одном из архивов Санкт-Петербурга обнаружила две фотографии Виттории в старости, а также документальные свидетельства об ее потомках и о том, что они погибли во время «блокады» Ленинграда.

- Вы являетесь членом жюри по присуждению премии имени Н.В. Гоголя в Италии. Русскоязычным читателям в Германии важно знать, что в 2008 году родственная премия имени И.С. Тургенева, также учрежденная Международным фондом гуманитарных исследований «Толерантность», была присуждена известному немецкому писателю и переводчику Питеру Урбану за перевод на немецкий язык произведений русской классики. 5 ноября 2012 года в Риме прошла презентация вашей книги о Виттории Кальдони, выпущенной при поддержке фонда «Толерантность». Искренне поздравляем вас с этим знаменательным событием.

- Спасибо! Действительно, мне доставило большое удовлетворение добавить в настоящее, русскоязычное издание книги многие новые материалы, в том числе новые портреты Виттории, которые удалось собрать с момента первого издания. Кстати, с не меньшей радостью я узнала о том, что римское торжество совпало с экспонированием в Берлине портрета Виттории Кальдони. Он был выполнен посланником при Папском Дворе и художником- любителем Кестнером и подарен автором Жуковскому. Портрет Виттории Кальдони выставлялся уже в Москве, на первой части той выставки, которая теперь проходит в Берлине и посвящена 1000-летию истории российско-германских отношений. Вижу в этом еще одно подтверждение магического треугольника Италия-Россия-Германия.

- Будет ли у российских соотечественников в Германии, у всех поклонников русской культуры в этой стране, возможность познакомиться в будущем с этой книгой?

- Безусловно. Помимо печатного издания, планируется издание книги в электронном формате.

- Ваша первая книга «Рим в жизни и творчестве Гоголя, или потерянный рай» переведена на русский язык и принесла вам европейскую известность, в том числе звание лауреата премии имени Н.В. Гоголя в Италии. «МК-Германия» часто рассказывала о Гоголе в Германии. Но вы добавили к этой теме новые аспекты, касающиеся его отношений с представителями немецкой творческой интеллигенции в Риме. В русской мемуаристике бытовало мнение, что они были противоречивыми.

- За долгое время работы над книгой я заметила, что по упомянутому вопросу критики всегда повторяли одно и тоже, не утруждая себя тем, чтобы копнуть поглубже, найти новые свидетельства. Поэтому я стремилась досконально во всем разобраться. Начала «подозревать» Гоголя в близости к немецкой артистической колонии в Риме, когда прочитала произведения немецкого писателя Вакенродера, буквально поразившись аналогии его и гоголевской поэтики. А потом, вспомните немецкое имя Браун (археолог, секретарь Германского археологического института в Риме), которое Гоголь приводит, и которое не было прежде расшифровано ни одним исследователем. Оно, подобно нити Ариадны, вывело меня из лабиринта гоголевских противоречий, позволив, в конечном счете, найти документальное обоснование того факта, что Гоголь уже через три недели после приезда в Рим вращался в немецкой среде. Он не любил немцев, но хорошо знал и любил немецкую культуру. Вообще-то говоря, какой же культурный человек может не любить немецкую культуру?

- Спасибо за интервью. Больших вам успехов!

 

Прекрасная итальянка с украинской фамилией

А. Иванов. «Девушка из Албано, стоящая в дверях». 1830. Государственная Третьяковская галерея.

Виттория Кальдони родилась 6 марта 1805 года в семье бедного крестьянина - виноградаря. Ей было 12 лет, когда ее увидел немецкий дипломат и художник Август Кестнер - и в тот же день он познакомил Витторию с женой немецкого посла в Италии графиней фон Реден. Очарованная красотой и скромностью девочки, графиня фон Реден, пригласила ее к себе в качестве камеристки - но, однажды появившись в салоне графини во время музыкального вечера, юная Виттория произвела такое впечатление на собравшихся там многочисленных художников и скульпторов, что графине пришлось просить родителей своей маленькой протеже позволить девочке работать натурщицей...

Виттория стала знаменитой, ее рисовали и лепили величайшие художники мира. Ее портрет послали старику Гете.

В 1830 году два молодых русских художника - Александр Иванов и Григорий Лапченко - ехали в Италию. Позади осталась родина, Академия художеств...

Многонациональная колония художников жила в Риме. Обедали в кабачках-остериях, посещали музеи, спорили о собственных картинах, с профессиональным азартом выискивали красивых натурщиков и натурщиц. Отношение к красоте у молодых русских было серьезным. И судьба послала им встречу с «девушкой из Альбано», о красоте которой ходили легенды.

Так случилось, что, приехав в Альбано, Иванов и Лапченко остановились в доме Кальдони. С молодыми неизвестными художниками Виттория, уже двадцатитрехлетняя, чувствовала себя легко. А они смотрели на красавицу так, как учили их в академии: видели в ней Сусанну, жену Пентефрия, богородицу...

«Девушку из Альбано» открыл немецкий дипломат и художник Август Кестнер.

А потом вдруг оба поняли, что перед ними просто прекрасная девушка. И оба влюбились.

Григорий Лапченко объявил Иванову, что Виттория — его суженая. Лапченко пишет картину «Сусанна и старцы» — Виттория позирует ему для Сусанны. Повторяется вечная сцена: художник преображает любимую женщину в художественный образ.

Но счастье было коротким: художник ослеп. «Не следуй примеру Лапченко,— пишет сестра Александру Иванову из Петербурга,— итальянки вскружили голову ему своими прелестями. Бог наказал его, лишив зрения».

Вместе с мужем Виттория Лапченко уезжает на его родину.

В России семью Лапченко встретили приветливо. Граф Воронцов (художник был его бывшим крепостным) дал ему должность управляющего в одном из своих поместий в Крыму, где в 1841 году родился их единственный сын Сергей. В.А.Жуковский выхлопотал для художника достаточно большую пенсию...

Позднее семья переехала в Ревель, но южанка Виттория плохо переносила холодный климат, и следующим местом их пребывания стал Киев, а затем - Одесса. Несколько раз супруги выезжали в Европу. Последний из известных нам портретов прекрасной итальянки был написан Анной-Сусанной Фриз в 1850-м году в Цюрихе - 45-летняя Виктория все еще красива, лицо ее дышит спокойствием и благородством.

В 1876-м году Виттория овдовела. В Италии она больше никогда не была...