Испытано на себе: Как без проблем слетать из Германии в Россию во время пандемии

Испытано на себе: Как без проблем слетать из Германии в Россию во время пандемии

Что необходимо сделать перед полетом в Россию в пандемию

Слегка одурев от безвылазного сидения дома в охваченном ковидом Мюнхене, мы с женой решили полететь в Россию, чтобы посмотреть, как живется в не менее ковидной Москве и, главное, навестить престарелых родственников. В отношении авиабилетов у нас не было сомнений: из Мюнхена в Москву в марте 2021 года летал только один рейс S7. Pаз в неделю, по понедельникам. Ровно год назад мы уже покупали билеты на рейс этой авиакомпании, и он был отменен (мы узнали об этом всего за три дня до вылета). После относительно недолгого молчания авиакомпания предложила нам ваучеры на потерянные деньги и мы согласились. Рискуя быть обвинённым в рекламе S7, всё же честно скажу, что авиакомпания выполнила свои обязательства и эти ваучеры в счёт стоимости новых билетов нам зачла. Правда пришлось доплатить: билеты в 2021 году стоили примерно на 20% дороже, чем в 2020-м. Но тут выбирать не приходилось.

Далее надо было понять, что надо делать перед вылетом и по прилёту в Москву. Мы, как законопослушные граждане, решили сделать всё по правилам. Зашли на сайт «Госуслуги» и зарегистрировались. Для этого зачем-то потребовались наши фотографии, как на паспорт, которые тоже надо было загрузить на сайт. Сфотографировались, загрузили, заполнили анкету, распечатали (как позже выяснилось, все эти действия были совершенно излишними). За два дня до вылета супруга сказала: - А давай на всякий случаем сделаем в Германии ПЦР тест (то есть мазок) на коронавирус. – Сделали. Трудно что ли? Тест бесплатный для всех, очередей в центрах тестирования, которые есть в каждом городе, никаких. Получили бумажку, зарегистрировались в интернете на рейс и перевели дух.

Результат ПЦР теста необходим только иностранцам

В день вылета решили поехать в аэропорт Мюнхена раньше обычного и, как выяснилось, не напрасно. Терминал 1 аэропорта имени Франца-Йозефа Штрауса, который, к сожалению, вальсов не писал, но был известным баварским политиком, оказался… закрытым. Мы не посмотрели в распечатанные билеты, а поехали по привычке туда, откуда обычно, в доковидные времена, вылетали рейсы российских авиакомпаний. Здание терминала 1 производило странное, и местами жуткое впечатление: парковки и двери терминала были открыты, но в нём не было людей. Совсем, никаких. Ни пассажиров, ни работников, ни даже полицейских. Мне почему-то вспомнились слышанные давным-давно, в советские времена страшилки о нейтронной бомбе: мол, сбросят такую, все здания и машины останутся на месте и даже будут работать, а вот люди… люди исчезнут. Выбраться из терминала 1 и переехать в терминал 2, откуда, как мы наконец выяснили, вылетал наш рейс, оказалось не так-то просто, но, покружив минут 10 по аэропорту и сказав много нелестных слов в адрес пандемии и по поводу отсутствия чётких указателей, мы всё же доехали до терминала 2, откуда в нормальные времена стартовали самолёты Люфтганзы и других нероссийских авиакомпаний. И бегом прорвались на нижний этаж здания.

Спешили мы напрасно. Терминал 2 также был пуст, и только в одном крыле стояли две длинные очереди на регистрацию. Очереди состояли из людей, которые показались нам неуловимо знакомыми. – Наши, - подумали мы и не ошиблись. Почему во всех странах мира я безошибочно узнаю своих соотечественников, даже десятилетиями живущих за границей? Эту загадку я не смог и, видимо, никогда не смогу разрешить. Одна из очередей, судя по надписи на табло, была для людей, уже зарегистрировавшихся онлайн. Мы смело встали в самый её конец, надеясь, что она пойдёт быстрее. Напрасно, другая очередь из незарегистрировавшихся заранее окончилась быстрее нашей. Так всегда бывает, или это так только кажется? При чек-ин‘е бумажку о тесте на коронавирус у нас не спросили, а вот у прибывших соотечественников из других стран, Австрии, например, потребовали. Что ж, будем иметь в виду. После регистрации мы быстро взбежали на второй этаж и прошли паспортный контроль – здесь уже никакой очереди не было. Этот терминал в отличие от первого был не совсем пуст, даже работал магазин дьюти-фри, в основном для пассажиров с билетами без багажа, особо жаждущих купить напоследок бутылку шнапса. Виртуальная нейтронная бомба упала, видимо, и здесь, но на дьюти-фри у неё, наверное, рука не поднялась. Моя жена тут же пошла в отдел парфюмерии, откуда доносились запахи прежней, свободной и прекрасной жизни.

Бумажные анкеты никто не отменял

Самолёт был полон, мы мысленно похвалили себя за то, что не пожалели денег и зарезервировали заранее нужные нам места. Ни одного немца и вообще не русскоязычного человека я на нашем рейсе не видел. Контингент пассажиров состоял, по-видимому, из соотечественников, постоянно живущих в Германии и соседних странах, которым нужно было по каким-то личным причинам срочно съездить на историческую Родину. Летели некоторые семьи, как бы раньше сказали, с чадами и домочадцами – включая грудных детей. Ну, надо – значит надо. Персонал самолёта вежливо напоминал, что в полёте следует носить маски, и все, привыкшие к заграничной дисциплине пассажиры слушались. Затем, стюардессы и стюарды стали раздавать анкеты о планируемом месте проживания и т.п. На мои слабые возражения, что, мол, мы уже заполняли онлайн, мне было коротко отвечено: - Нам приказали раздавать всем! - Ну, хорошо, заполнили ещё раз, нам скрывать нечего. За разговорами, заполнением анкет и потреблением самолётной еды и питья три часа прилетели незаметно. И вот уже виднеются подмосковные снега – снижение и посадка.

Минимальная дистанция? Не тут то было...

Наш самолёт, как выяснилось, отбуксировали на самую дальнюю стоянку. Всех погрузили в автобусы, набив пассажиров, как шпроты в банку. Какая тут дистанция, тут бы на ногу никому не наступить… Ехали долго, так долго, что, подумалось, что довезут прямо до Москвы, до метро Домодедовская. Но нет, остановились у тёмного входа, и все пассажиры, чуть ли не сбивая друг друга ринулись на паспортный контроль. В этом почувствовалось что-то знакомое и даже неуловимо родное. Быстро прошли контроль и получили багаж – аэропорт Домодедово тоже был пуст, наш рейс в столь поздний час был, похоже, единственным. Выйдя за турникеты, мы вызвали дешёвое, по германским меркам, московское такси. Суровый бородатый таксист, сверкающий черными, как смоль, глазами, мрачно погрузил наши пожитки в багажник и наотрез отказался надевать маску: – А не помогают они совсем! Я вам точно говорю. – Но я настаивал, мол, жена волнуется. – Женщины, - сказал таксист, вздернув вверх руку. Но маску всё же надел.

Что следует cделать по приезду

По правилам, в течение трёх дней сделать ПЦР-тест и загрузить его результат на сайт «Госуслуги». Возможностей для этого в Москве очень много: тест можно сделать даже в аэропорту. Но мы предпочли пойти известным путём и сделать его в своей районной поликлинике: если у вас есть российский полис ОМС (обязательного медицинского страхования), тест для вас будет бесплатным. Позвонили в поликлинику, записались, и в тот же день сделали. Результатов пришлось ждать не один, как в Германии, а два дня, но ровно через 48 часов мне на телефон пришло СМС с отрицательным результатом. Цифровизация в России, конечно, шагнула широко, но до загрузки результатов прямо из поликлиники на сайт госуслуг дело пока не дошло. Пришлось идти в поликлинику, получать бумажку, ставить на ней печать, а уж потом загружать её на сайт.

Вакцинация в России - запись на следующий день

Далее возник вопрос о вакцинации от того самого вируса. Выждав пару дней, весь в сомнениях, я позвонил по выданному мне в поликлинике телефону. – Можно записаться на следующую неделю? – А чего тянуть-то? – ответил мне в трубку дружелюбный женский голос, - приходите прямо завтра. (Для сравнения: в Германии мне сказали, что моя очередь подойдёт где-то к июлю). И я согласился.

В прививочном центре, уже в другой поликлинике, оказалось на удивление много народу. Мне дали заполнить анкету, не спросив даже паспорта. – У вас всегда очередь? – спросил я. – Да нет, - ответила мне женщина в белом халате, - два дня назад никого не было, а тут президент привился, и все как с цепи сорвались. – Зайдя к врачу с непроизносимым именем и отчеством, я рассказал о своих болячках, о лекарствах, которые принимаю. – Да не волнуйтесь вы, - ответил он, - мы здесь, только в нашем центре уже десятки тысяч человек привили, и ни одной жалобы. Так, температура у некоторых слегка подскакивает, так это что? Мелочи! - Мелочи, а сам-то ты привился, дорогой? – хотел было спросить я врача, но почему-то не спросил.

Очередь на прививку двигалась быстро, пациентов разбивали на пятёрки (видимо, столько жидкости содержится в одном флаконе), но запускали по одному. Дождавшись своей очереди, я с лёгким трепетом оголил руку и стал смотреть в сторону. – Чего вы стоите? – сказала мне медсестра, - Одевайтесь! – К стыду своему должен признаться, что я ничего не почувствовал, ни боли, ни толчка, вообще ничего. Получив свой сертификат и назначение на повторную прививку, я вышел на улицу. Светило солнце, в лужах отражались голые весенние деревья. – Ну что же, - подумал я, - посмотрим, что будет дальше, а так пока: полёт нормальный.

Алексей ИГЕЛЬСТРОМ

 

Об этом говорит Германия:

Распространение мутировавшего штамма B.1.1.7 - 88 процентов

Суд разрешил открыть обувные магазины

Детские садики опять закроют

«Право имею» в Германии: Бессрочное расторжение арендного договора