«Настоящих сапожников в Германии остаётся всё меньше»

«Настоящих сапожников в Германии остаётся всё меньше»

Исчезающая профессия

По-немецки не говорят: «Пьёт как сапожник», но есть выражение «Der Schuster trägt immer die schlechtesten Stiefel» («Сапожник без сапог»). Но если у вас сломался каблук или стерлись набойки, не так-то легко найти в современной Германии будку сапожника. Да и зачем, казалось бы, оплачивать дорогостоящий ремонт, когда за 40-50 евро уже можно купить новую пару обуви? Как выживают немецкие сапожники в эпоху массового производства?

Беттина Форбек уже 30 лет чинит обувь. Сначала она изучала сапожное дело в мастерской отца в Штутгарте, потом в другом предприятии. Училась, сдала экзамены на мастера, вышла замуж, родила сына, и снова вернулась в семейный бизнес, где кроме нее и отца, Дитера Майера, помогает и мама. Такие — семейные предприятия типичны для Германии. Иначе – не выживешь...

— Мой дедушка открыл мастерскую в 1934 году. Тогда в Штутгарте было 500 сапожников, и обувь можно было отдать в ремонт почти на каждом углу, — рассказала Беттина ФОРБЕК нашей редакции. — В 1984 году, когда я пошла учиться, сапожников в городе оставалось только 94.

Сейчас в столице Баден-Вюртемберга найдешь не больше 5-6 настоящих мастеров, получивших профессиональное образование и объединенных в гильдию (Schuhmacher-Innung).

─ Дела в нашей фирме идут неплохо, но богатыми нас этот бизнес не сделает никогда. Нужно очень много работать, чтобы быть на плаву. Мой папа, хотя ему уже больше 70 лет, с 9 утра до 9-10 часов вечера трудится в мастерской...

Сапожник – не женское дело? «Конечно, в нашей профессии мужчин больше, но с развитием машин это ремесло стало возможно и для женщин. Ведь мы уже не работаем, как раньше, только вручную».

А вот обувь в мастерскую несут представители обоих полов. При мне клиентка спрашивала мастера, что можно сделать с ее почти новой парой.

─ Когда люди покупают туфли за 500-600 евро, они вправе предъявлять самые строгие претензии и к самой обуви и к её ремонту, ─ убеждена фрау Форбек. ─ Наш сервис не дешев, но мы гарантируем высокое качество. А тот, кто предлагает качественные услуги, обеспечен работой надолго.

Те немцы, кто обращается в мастерскую, заботятся о своей обуви заранее. Летом несут к Майеру зимние сапоги, а зимой обдумывают, не отдать ли в ремонт босоножки... Так что работа хорошего сапожника всегда найдет...

─ Хотели бы вы, чтобы сын повторил вашу профессию? — спрашиваю у мастера?

─ Не знаю. Он пока ходит в школу, и не уверена, что у него есть способности для нашего дела, пока у него другие интересы. Но в целом это очень интересная, творческая профессия, особенно если сапожник сам шьет обувь. Мы, правда, только ремонтом занимаемся. У нас нет ни места, ни инструментов, да и времени для производства вручную...

Современная сапожная мастерская.

Туфли за тысячу евро?

А вот старший мастер Михаэль Лютц из города Файхинген-на-Энце (Баден-Вюртемберг) не только занимается ремонтом, но и сам изготавливает ортопедическую обувь. «Ко мне приходят те, кто обращает внимание на высокое качество или просто имеет определенные физиологические особенности и не может носить дешевку, — рассказывает сапожник. – У одной моей клиентки, например, разница между левой и правой ногой – два размера. В каком магазине она сможет найти такие нестандартные туфли?!»

Несмотря на то, что пара ортопедической обуви стоит от 800-1000 евро и выше, жить только производством мастер Лютц не может. «Я изготавливаю две-три пары в месяц, а в остальное время занимаюсь ремонтом: прибиваю набойки, делаю накат... Конечно, ко мне не приносят обувь, купленную за 40-50 евро. Эти туфли ремонту не подлежат, они идут сразу на выброс».

Очень быстрый сервис

Таких сапожников, как Майер и Лютц, осталось очень мало в Германии, на смену им все чаще приходит так называемый «быстрый сервис». Сотрудники этих фирм не только чинят обувь, но и занимаются всеми прочими услугами, например, изготовляют ключи по образцу или делают гравировки. Цены здесь, конечно, ниже, чем в традиционных мастерских, а вот качество...

Дело в том, что в «быстром сервисе» работают, как правило, необученные сапожники. И понять молодых людей можно, потому что путь к этой профессии очень долгий. Профессиональное обучение на сапожника (Schuhmacher) длится в Германии три года, а обучение ортопедическому производству – еще дольше. Стипендия профтехучащихся в старых землях Германии небольшая: 390 евро — в первый год обучения и 535 евро – в третий, последний. На востоке – стипендия еще ниже. После учебы молодой выпускник должен отработать в качестве подмастерье в одной из обувных фирм два-три года и только потом он имеет право сдавать экзамен на мастера.

Сколько зарабатывает начинающий сапожник? Не более 1900 евро «грязными» (до уплаты налогов и отчислений) в месяц. «Как мастер в другой фирме, а не у своего отца, я бы потребовала не менее 20 евро в час, — говорит Беттина Форбек. — Проблема только в том, что большинство мастерских не могут платить своим сотрудникам и меньшую зарплату. К нам часто заходят в поисках работы сапожники, учившиеся в России или в Грузии, вполне вероятно, очень хорошие профессионалы. Но мы ничего не можем им, к сожалению, предложить, у нас просто нет вакансий для них...»

Для того, чтобы избежать столь трудного пути к сапожному ремеслу, в бюро «быстрого сервиса» и приходят молодые люди, не имеющие профессии. Правда, многие из таких фирм недолговечны. Вот читаю объявление на двери бывшей сапожной мастерской в Эслингене. «Фирма Sancak больше не занимается ремонтом обуви». «У нас не осталось мастеров-сапожников, поэтому сейчас мы перешли только на изготовление ключей и гравировку, — объясняет владелец фирмы Мехмет Санкак».

В деревне и в городе

... Когда-то в Германии обувь для богатых шили из кожи, для бедных – мастерили из дерева (Holzschuhmacherei). И то, и другое, считалось делом сложным, требовавшим знаний, опыта. Поэтому уже в те дни швецы-кожевенники и мастера по изготовлению деревянной обувки должны были пройти обучение, после чего сдать специальный экзамен (Meisterprüfung). Наряду с сапожниками, которые изготавливали новые «лапотки», были и так называемые «заплаточники» (Flickschuster), занимавшиеся ремонтом поношенной обуви, и старьевщики (Altmacher), скупавшие видавшую виды обувь для последующего ремонта и продажи.

В XVII веке в обиход вошло пренебрежительное обращение к бракоделу, халтурщику: «Schuster» (сапожник), в то время как Schuhmacher (на русский язык это слово переводится точно так же) оставалось вполне респектабельным и прибыльным ремеслом...

Но это уже история до массового производства обуви. Имеет ли эта когда-то столь уважаемая профессия будущее в Германии? По статистике Центрального объединения союза немецких ремесленников (Zentralverband des Deutschen Handwerks) в 2013 году в стране работало 2664 сапожных мастерских, в 2007 году таких предприятий было значительно больше – 3492.

Сокращается не только число сапожников, эта профессия перестала быть привлекательной для молодых людей. А что будет дальше?

«Кто сегодня мечтает пойти в сапожники?! Молодежь хочет учиться в университетах», — пожимает плечами мастер из Штутгарта Дитер Майер.

─ Да, молодых людей сегодня не привлекает этот напряженный и не слишком хорошо оплачиваемый труд, — говорит руководитель Центрального объединения союза немецких сапожников (ZDS) Петер Шульц. — Но ведь это касается не только нашей, но и многих других рабочих профессий. Каждый год сотни тысяч мест для профессионального обучения в Германии остаются незанятыми. Это связано и с неблагоприятной демографической ситуацией: мест сегодня больше, чем самих учеников... И это очень печально, потому что на смену опытным мастерам приходят неквалифицированные кадры. А ведь сапожной профессии нужно долго учиться, это не просто ремесло, это – настоящее искусство...

Впрочем, Петер Шульц смотрит в будущее с надеждой:

─ Пока миллионы жителей Германии носят обувь, им будут нужны сапожники. Всегда найдутся люди, которые готовы оплатить туфли ручной работы или высококачественный ремонт.

А вот его коллега, старший мастер Михаэль Лютц, не столь оптимистичен:

─ Я думаю, в будущем обувщики останутся только в мегаполисах. Уже сейчас, по статистике, мастер, чтобы иметь заказы, должен работать в городе, где живёт не менее 300 тысяч человек. Так что через десяток лет в деревнях и в маленьких городках сапожников вы больше не найдете...

Ирина ФРОЛОВА,

фото автора.

Об этом говорит Германия:

Германия: Путешествовать будет ещё сложнее

Президент Всемирной медицинской ассоциации заявил, что локдаун будет продлён и после 14 февраля

Тканевые маски в Германии попали под запрет

Германия и страны Евросоюза обсудят введение прививочных карт и введение привилегий для прошедших вакцинацию