Германия, Мюнхен: «Памяти людей, спасавших в годы войны жизни других»

Германия, Мюнхен: «Памяти людей, спасавших в годы войны жизни других»
Председатель общества «Феникс» Нелли Хохловкина.

Мы знакомы с Нелли не так давно. Но как много я уже знаю от нее о судьбах тех, чье детство пришлось на страшные военные годы. Нелли ХОХЛОВКИНА ─ председатель общества малолетних узников «Феникс». Живет в Мюнхене. Она принадлежит к тому поколению советских людей, кого называют «дети войны»...

Нелли все свое свободное время отдает сохранению исторической памяти о Великой Отечественной войне. И в первую очередь – сохранению и сбору материалов о малолетних жертвах, о тех, кто в годы войны были еще детьми. Встречается с ними, с их родственниками, знакомыми. Она собирает, хранит множество документов, фотографий ─ фактов, свидетельствующих о тех страшных событиях войны.

Сегодня, на встречу со мной, Нелли Хохловкина принесла фотографию Владимира Шацкого. Владимир, живя в Мюнхене, тоже стал членом общества «Феникс». Нелли часто встречалась с ним, когда он был еще жив. После его смерти родственники передали обществу «Феникс» две старые детские фотографии маленького Володи.

Маленький Володя. Фото из семейного архива.

Рассказывает Нелли Хохловкина:

─ В Минске, в семье директора школы Шацкого, в 1939 году появился на свет младший сын Владимир. Его старшие братья были тогда уже школьниками. 24 июня 1941 года Володю, как обычно, отвели в ясли. Когда внезапно на Минск налетели гитлеровские бомбардировщики, забрать мальчика из яслей не было никакой возможности. Семье, как и другим жителям города, врасплох застигнутым бомбардировкой, пришлось бежать из дому в лес, где была надежда спрятаться от бомб. В лесу они вынуждены были пробыть два дня – бомбежки не прекращались.

Там же, в лесу, горожанам объявили, что нужно попытаться эвакуироваться из города самостоятельно. В ответ на попытки родителей найти своих детей, оставленных в детсадах, им сообщили, что детские учреждения будут эвакуированы организованно и в первую очередь. Выхода другого не было, жителям нужно было уходить из города, а со своими маленькими детьми соединяться уже где-то в тылу.

Часть людей уходили по Минскому шоссе, другие, как и Шацкие, пошли в сторону Могилева. В итоге им удалось добраться до Урала. В городе Златоуст старший сын вместе с родителями смогли устроиться работать на завод.

А маленькому Володе не удалось эвакуироваться. Эвакуация яслей, которые двинулись по Минскому шоссе, не удалась. Дорогу захватил немецкий десант. Всем беженцам пришлось вернуться в Минск. Там Володю отдали его тете. Так он оказался в Минском гетто. Примерно через год тете удалось подкинуть его в находящийся на территории детский дом. Там ему дали имя Вова Куделька - он был голубоглазым, светловолосым малышом.

Детей, хоть и очень скудно, но там кормили. Они были нужны фашистам живыми – их кровь использовалась для раненых солдат. Маленький Володя ползал под проволочными заграждениями на кухню в поисках мороженой картошки. Над детьми в лагере проводились страшные медицинские эксперименты. Володе тоже довелось их испытать на себе.

Из гетто пытались бежать по-разному. Но это удавалось единицам. Кто-то из спасшихся уходил к партизанам. Дети постарше, кому удавалось выбраться, самостоятельно пробирались в тыл. Самых маленьких детей тоже пытались спасти из гетто. Иногда это удавалось. По свидетельству послевоенных архивных документов, почти все узники Минского гетто были уничтожены.

Но маленького Володю спасли ─ это была работающая в гетто женщина. Она спрятала ребенка у себя под юбкой и смогла как-то вынести малыша из лагеря. С какими трудом и сопряженными с этим опасностями ей потом удалось пристроить его в один из детских домов в городе, уже не узнать. Мальчик был слишком мал, чтобы даже запомнить имя этой своей спасительницы.

Владимир Шацкий последние годы своей жизни провел в Мюнхене.

В 1944 году началось освобождение Белоруссии. Отступающие фашисты приказали срочно вести часть детей из гетто на железнодорожный вокзал. Там их ждал отправляющийся в Германию эшелон. Но дети, выведенные за охраняемую территорию, разбежались. Они бросились к кустам, деревьям – объедать зеленую поросль молодой листвы. Ели даже траву. Из-за этого они пришли на вокзал с опозданием – эшелон уже ушел. Дети спаслись от отправки, но их воспитательница была расстреляна прямо на глазах у детей. 

Сразу после освобождения Минска, когда можно было попасть в город, мама Володи приехала разыскивать сына. В яслях, где он оставался, ее ждала страшная новость – мальчика во время оккупации передали его тете, но она, вместе со своими детьми, погибла. Видимо, погиб с ними и Володя...

Придя в себя после обморока, мама мальчика нашла в себе силы отправиться по адресу проживания сестры. В надежде узнать хотя бы о возможном месте захоронения родных ей людей. Придя к дому, увидев узнавшую ее соседку, она вновь потеряла сознание. А когда потом очнулась, долго не могла понять прерываемых слезами слов хлопотавшей над ней женщины: «Твой сын жив, жив. Он в каком-то детском доме!»

...Володя нашелся в детдоме Козырево, в 8 километрах от Минска...

Вечная слава и светлая память людям, спасавшим в годы войны жизни других.

Елена ГЕРЦОГ, Мюнхен.

Об этом говорит Германия:

Федеральный министр Германии за продление карантина с закрытыми школами и детскими садами

Германия: Компенсация за проезд к месту работу возрастёт

Германия: Срок выплаты Baukindergeld продлён до конца марта

Пособие на ребенка с января возрастёт, как и доплаты семьям с низким доходом