Памяти режиссера-фронтовика Петра Тодоровского. «Война меня не отпускает...»

22.06.2020 в 00:00, просмотров: 776
Памяти режиссера-фронтовика Петра Тодоровского. «Война меня не отпускает...»
Петр Тодоровский в Штутгарте, 2004 год.

26 августа исполнилось бы 95 лет со дня рождения Петра Ефимовича Тодоровского. Талантливейший российский режиссер и сценарист фильмов, которые стали классикой: «Фокусник», «Городской романс», «Военно-полевой роман», «Любимая женщина механика Гаврилова», «Анкор, еще анкор!», «Ретро втроем». Фронтовик, командир минометного взвода, он дошел до Эльбы. Его картины о войне — одни из лучших в отечественном кино, может быть, потому что самой войны в них почти и нет, а есть люди во время трагических событий и их обыкновенные судьбы.

Он умер, казалось бы, недавно, а прошло уже семь лет — он ушел в мае 2013 года...

В Германию режиссер приезжал в последние годы довольно часто, в том числе и в Штутгарт на фестиваль «Киноблик», где представлял ретроспективу своих картин и новый тогда еще фильм «В созвездии Быка». Душевный, ироничный, совсем не «звездный» — таким запомнился Петр Ефимович нашей журналистке. Фрагменты из того интервью и хотелось бы привести в память о великом режиссере и удивительном человеке.

— Молодость — это такое время, когда легко быть счастливым. Несмотря ни на какие обстоятельства, — признался Петр Тодоровский. — И мой последний фильм «В созвездии Быка» я снимал не о войне, а о моей юности, в которую я все время возвращаюсь…

— В кино у вас много профессий: вы и оператор, и сценарист, и даже актером были.

— Оператором я и остался. Я ведь закончил операторский факультет ВГИКа, и почти 10 лет снимал фильмы на Одесской киностудии. И хотя сейчас уже не держу в руках камеру, но с кадром работаю очень серьезно. Актером же довелось быть только один раз — в фильме замечательного режиссера Марлена Хуциева «Был месяц май», у которого я до этого снял две картины «Весна на Заречной улице (вместе с Василевским) и «Два Фёдора».

— Вы из тех редких режиссеров, кто своим темам не изменяет на протяжении жизни. Вы как снимали в советские годы об обычных человеческих отношениях, так и снимаете сейчас. Но как вам это в прежние времена разрешали? Например, работать над картиной «Городской романс», а не делать фильм о передовиках производства?

— «Городской романс», о котором вы говорите, разгромили ужасно. И никакие-нибудь чиновники от кино, а уважаемый наш режиссер Сергей Герасимов. Видимо, героиня картины была не в его вкусе. Упрекали меня за «пропаганду внебрачных связей в советском кинематографе»: «Что это у вас весь фильм — только о любви? А чем герои занимаются? Где они работают? Какое у них мировоззрение?»... Похожая история была с «Военно-полевым романом», который очень долго не выпускали на экраны. «Какое безобразие – фронтовичка, а продает пирожки!», — говорили мне. И требовали убрать все коммуналки из картины. А где же снимать тогда?!

— Я слышала, что фильм «Интердевочка», на который в свое время стояли огромные очереди в кинотеатрах, вас совершенно не увлек поначалу…

— Я был просто шокирован, когда мне принесли сценарий о проститутках. Это был совершенно не мой материал, остросоциальный, да и драматургия Кунина мне показалась довольно слабой. Главная линия очень проста: она хочет уехать, а все остальные — против. Но потом я стал беседовать с прототипами моей героини — проститутками, и отступать было уже поздно. Я прежде считал, что дамы легкого поведения работают только в больших портовых городах. Но после того, как был опубликован сценарий, ко мне со всей страны стали приходить десятки, если не сотни писем с самыми откровенными фотографиями. «Я и есть — ваша героиня. И сыграю эту роль замечательно», — писали мне авторы.

— А вы взяли Елену Яковлеву...

— Кстати, ее я тоже долго не утверждал, пребывая в убеждении, что путана должна быть эдакой секс-бомбой. А Елена этому штампу никак не соответствовала. Но потом я увидел, она прекрасная актриса, и это оказалось решающим… Но картину после выхода на экран ругали ужасно: «Вот старшеклассницы посмотрят «Интердевочку» и тут же пойдут на панель». Как будто до этого фильма они не знали, как становятся «ночными бабочками»! На самом деле эта картина была, конечно, не о проституции, а о трагической судьбе женщины, которая не смогла себя реализовать.

«Анкор, еще анкор!» (1992).

— Те фильмы, которые вы снимаете по собственным сценариям, носят какие-то штрихи вашей биографии?

─ Если говорить о «военных «картинах («Военно-полевой роман», «Анкор, еще анкор!»), то в них, несмотря на 70-80 процентов придуманного материала, всегда есть какие-то эпизоды, случаи из моей жизни. Война меня не отпускает, я сделаю несколько «мирных» фильмов, а потом снова о времени моей юности. Те, кто видел мои фильмы, знают, что я не снимаю кино о наступлениях и атаках, а только о людях на войне, об их судьбах. Вообще фильм может родиться совершенно случайно... Несколько лет назад я был в Германии, мне делали операцию, и в Мюнхене я лежал в реабилитационном центре. На второй день, после того как меня привезли, в палату вошел мужчина, немец. И с порога сказал: «КГБ, НКВД». Как выяснилось, это были единственные русские слова, которые он знал. Он четыре года в советском плену провел, в конце войны его взяли под Берлином. И мы с этим немцем несколько недель вместе провели и очень подружились. Он мне показал след, который оставила на его теле русская мина, а я объяснил, что служил минометчиком. И мы смеялись, как два дурачка… Потом я лежал и думал, ведь об этом можно фильм сделать. А снял совсем другую картину, о том, что люди всех национальностей одинаково любят и страдают.

— А как появились одни из ваших последних фильмов «Ретро втроем» и «Жизнь забавами полна»?

— «Ретро втроем» я снял в память о замечательном режиссере Абраме Рооме, фильм которого «Третья Мещанская» я очень люблю. Кстати, киноведы считают, что это вторая наша великая картина после «Броненосца Потемкина». «Третья Мещанская» имела бешеный успех, в том числе и на Западе. А мы сняли ремейк фильма, написав современный сюжет. «Жизнь забавами полна» — наверно, не лучшая моя картина. Но мне давно хотелось поработать над такой житейской историей. Действие фильма происходит в коммуналке, и там есть очень узнаваемые персонажи. Например, идеальная парочка, на которую весь провинциальный город не налюбуется. Но когда жена на ночном дежурстве, «идеальный» муженек приводит домой любовницу, а теща все это видит…

— Петр Ефимович, в Германии мы уже привыкли к тому, что люди после 60-65 лет редко работают. Они уходят на пенсию и наслаждаются отдыхом. А вам этого бы не хотелось?

— Нет, что вы! Я тогда погибну сразу. Я когда не снимаю, перестаю спать, у меня появляется хандра, депрессия. И только, когда я работаю, я себя чувствую человеком, мужчиной. Я ничем не болею. И меня любят женщины...

Ирина ФРОЛОВА.

Об этом говорит Германия:

Германия: Церкви критикуют провал религиозного обучения

Количество жалоб на авиакомпании и Deutsche Bahn увеличилось более чем вдвое

Коронавирус в Германии: 700 жителей Геттингена посадили на карантин

Германия: Оплата за телерадиовещание увеличится с января 2021


|