Взгляд из Германии: Весь мир в смартфоне

09.04.2020 в 13:44, просмотров: 1340
Взгляд из Германии: Весь мир в смартфоне

В это сложное время, когда все мы оказались в изоляции, у нас нарушены привычные связи и разрушены жизненные планы. И вот мысль, которая не покидает меня — как не потерять общность наших соотечественников по всему миру и не разрушится ли сам этот многообразный Русский мир. Вот об этом обо всем, что всех нас сейчас тревожит, я беседую с Ларисой Юрченко — председателем КСОРС Германии, членом Всемирного координационного совета российских соотечественников.

— Лариса, какое твое внутреннее ощущение сегодняшней ситуации? Мы ведь столкнулись с какой-то совершенно необъяснимой всеобщей бедой.

— Ну, во-первых, у меня нет растерянности. Ощущение, что что-то непонятное  остановило меня на бегу. Вдруг что-то внезапно остановило мою жизнь. Оказалось, что это пресловутый коронавирус. Получается, что я его не вижу, но ощущаю каждой клеточкой. И все-таки понимаю: жить надо! Бывали в истории и более тяжелые времена. Часто думаю об ушедших наших родителях, бабушках и дедушках. Сколько им пришлось пережить в военное лихолетье! Вот память о них и держит на плаву. Потому что трудно понять, что вообще происходит. А главное, когда конец? И кто нам об этом сообщит?!

— А ты знаешь, как реагируют на ситуацию твои коллеги в других странах? А члены ВКС? Есть ощущение, что общность сохраняется?

— Уже много раз говорила, что главное мое приобретение в жизни, а тем более за рубежом, это люди! В это сложное время ощущение нашей общности меня не покидает. Постоянно звонит телефон. Звонят коллеги из разных стран, звонят и пишут члены Всемирного совета, чувствую, что много в мире близких людей. И паники у коллег нет. Усталость моральная есть, это правда. Самое тяжелое положение у друзей из Италии. Их писем особенно жду. Мне часто пишут оттуда Наташа Переславцева и Люда Лазарева. А еще Юля Гундарина из Португалии и Люда Дробич из Франции. Они делятся своими новостями и рассказывают об опыте работы русских центров в новых условиях. Очень содержательные письма получаю от своих коллег по ВКС. От Михаила Дроздова (его опыт жизни в Китае сегодня для нас бесценен), Сильваны Ермалюк-Строгановой из Аргентины, Максима Крамаренко из Казахстана и неутомимого Дюка Мишеля Нгебана. Такое впечатление, что наши заседания и мероприятия идут непрерывно. Чувствую, что люди боятся потерять нашу схему общности и утратить чувство локтя. Это и понятно. Ведь сегодня для нас закрыты все пути живого общения. Но люди верят, пишут, что мы обязательно увидимся осенью. Вот просто сядем в самолет и полетим в Россию. А увидев друг друга, без страха обнимемся. Нам это очень нужно.

Мы здесь в Германии, как никто, испытали первыми горечь от отмены наших встреч соотечественников, особенно молодых. Огромная работа была проделана нашими дипломатами, да и мною, чтобы подготовить Всемирный молодежный форум, который должен был состояться в марте в Берлине. С нетерпением ждали молодые соотечественники со всего мира этой встречи. Да и тема в год 75-летия Великой Победы была актуальной — «Молодежь диаспоры: помним прошлое, смотрим в будущее». Программа форума была содержательной и эмоционально очень насыщенной. Место было выбрано знаковое — Берлин. И вдруг, прямо без объявления о нападении, этот никому не видимый вирус сделал проведение нашего форума невозможным. Вы даже не представляете, какие письма писали нам молодые со всего мира. Приведу только некоторые.

«Спасибо организаторам за заботу об участниках форума. Уверен, что мы будем поддерживать связь и сообщать друг другу о международных проектах в наших странах. Буду рад видеть каждого в Беларуси, готов познакомить каждого из вас со столицей нашей страны.»

«Очень жаль. Может, получится перенести мероприятие на другое время, и мы сможем собраться. Приглашаю всех в нашу маленькую, но очень красивую Швейцарию. Накормим всех шоколадом и сыром.»

«Привет всем. Я из Украины. Очень жаль, что форум не состоится. Главное — надеяться, что нам удастся собраться в другое время. Спасибо организаторам и дипломатам за заботу.»

«Добрый день, я Софи из Австрии. Как жаль, что такой прекрасный форум отменили. Очень надеюсь на новую встречу.»

«Я тоже очень хотела со всеми увидеться. Меня зовут Ядвига. Я из Казахстана. Очень хочу в Берлин.»

«А мы волонтеры почетного караула из Эстонии. Нам очень был нужен этот форум в Берлине.»

«А я Дмитрий из Кыргызстана. Сохраните, пожалуйста, мои координаты. Мы обязательно должны увидеться.»

«Я Эдгар из Вильнюса. Помогаю активистам из Бессмертного полка. У наших организаторов проходят обыски. Идет охота на ведьм. Хотят испортить нам День Победы. Но ничего у них не получится.»

«Я Даша из Польши. Тоже получила это грустное письмо об отмене форума. Рада хотя бы нашему заочному знакомству. И буду счастлива, если вы приедете ко мне в Краков.»

«Я Малек, должен был представлять Тунис. Как жаль, что наша встреча не случилась. Очень хотел со всеми познакомиться. Большое спасибо организаторам. Приезжайте в Тунис, будем очень ждать.»

«Я София из Рима. Рада познакомиться с вами. Очень надеюсь на встречу хотя бы в будущем. Обстановка у нас тяжелая, но мы держимся.»

«Как жаль, что не удалось свидеться. Я приготовила для всех много вкусных армянских сладостей. Очень хотела вас угостить. Уверена, что у нас еще будет очень много возможностей для встреч. Но очень хочу в Берлин. Спасибо прекрасным организаторам.»

Жаль, что нельзя все письма процитировать. Прямо книга пожеланий получилась бы. Хочу верить, что такой форум обязательно состоится. Нашей молодежи он очень нужен.

— А у нас в Германии какие настроения у соотечественников, как ты чувствуешь?

— В Германии у меня стопроцентное ощущение сохранившейся общности. Понятно, что в первое время люди должны были перестроить всю свою личную жизнь. Казалось — это все дурной сон. Постепенно пришло понимание, что это надолго. А значит, надо перестраивать и общественную жизнь. Требуется перестройка всего. (Снова мы живем при перестройке!). Нужно было найти точку опоры. Собрать в кулак все душевные силы. Сегодня видно, что люди возвращаются к деловой жизни. Понимают, что ситуация надолго, и надо в этих условиях жить достойно.

— Что это значит в нынешних условиях? Так все-таки что делают наши соотечественники, чтобы не только не растерять созданное годами, но и сделать наши связи еще более тесными?

— Самая большая часть нашей диаспоры — это многомиллионное родительское сообщество. Сейчас все наши соотечественники стараются сохранить свои организации. В первую очередь наши центры, школы дополнительного образования, русские театры, художественные студии, спортивные клубы. А есть еще малый и средний бизнес. Это туристические и сервисные бюро, русские магазины. Все ищут новые формы работы с населением. Многие предлагают свою помощь тем, кто в группе риска. Очень тяжело сейчас нашим детям. Дистанционное обучение создает дополнительную нагрузку и для родителей. Дети как никто нуждаются в живом общении в коллективе. Они очень скучают по нашим центрам.

Вся эта история нанесла серьезный удар по нашему ожиданию Великого праздника Победы. В этом году акции Бессмертного полка должны были стать самыми массовыми в Германии. Нам было очень важно выйти на улицы немецких городов с фотографиями своих родных героев. Организаторы шествий очень переживают. Они служат этому движению всем своим сердцем. Я говорила по телефону с Яной Заугаровой, Лилей Трубициной и Ириной Тимофеевой. Сошлись во мнении, что мы понимаем свою меру ответственности за здоровье людей. Да, мы оказались в сложной ситуации, как и люди по всему миру. Именно поэтому мы приняли обращение КСОРС и разместили его на нашем сайте и в газете. Мы призвали свои организации использовать все доступные формы для проведения шествия в онлайн-формате. Кстати, наша газета «МК-Соотечественник, сайты «Русское поле», www.mknews.de работают сейчас в режиме информагентства. Оперативная информация публикуется буквально с колес. Широко используются нами и социальные сети.

Главное сейчас — не перейти к диванной жизни, не опустить руки. Мы должны сделать все, чтобы не потерять наше человеческое единство. Я понимаю, что не имею права быть слабой. (Хотя, конечно, и такие моменты бывают. Я же живой человек.). Все мы нуждаемся в поддержке. Вот и ведем долгие телефонные разговоры. И главное, убеждаем друг друга, что ситуация изменится, и мы снова сможем поехать в Россию. А это для нас так важно. Мы следим за всем, что там происходит. Стараемся быть не только наблюдателями, но и активными участниками общественной жизни. Внимательно следим, как идет обсуждение поправок в Конституцию. Ведь это впервые в Основном законе страны (если за это проголосуют граждане) будет закреплено понятие российский соотечественник. А нас за рубежом — миллионы. Мы здесь сохраняем русский язык и культуру. Я очень надеюсь, что в объявленный день голосования ничего не помешает нашим соотечественникам, гражданам России, проживающим за рубежом, принять участие в этом важном плебисците.

— Тяжелая весна этого года по идее должна была бы сплотить людей по всему миру. Показать, как хрупок этот мир и как мы должны ценить 75 лет мирной жизни. Мы обязаны все вместе сохранить историческую память. А посмотри, что происходит на самом деле! Все мракобесные силы активизировались. Русофобия в прессе нарастает. Историю Второй Мировой войны переписывает кто как хочет. Появились новые специалисты-псевдоисторики. Они искажают факты, подвиг советского солдата нивелируют, памятники сносят. Страшно подумать, решение Нюрнбергского трибунала отвергают.

— Так это давно началось. Марши дивизий ветеранов СС в Прибалтике никто не замечал. Более того, из легионеров сделали героев. А ветеранов борьбы с нацизмом стали бросать в тюрьмы. На Украине совсем дошли до предела. Пособников нацистов признали своими национальными героями. И тут этот проклятый вирус пришел к ним на помощь. Вместо того, чтобы всем вместе думать, как спасать жизни людей, некоторые политики бросились бороться с памятниками и святой памятью нашего народа. Конечно не все. На днях и президент Трамп говорил о потерях Советского Союза. О подвиге советского солдата не забывают и другие мировые политики. Но есть все-таки и такие, которые под покровом пандемии втихую снесли памятник маршалу Коневу в Праге. Воспользовались тем, что не могут во время карантина выйти на улицы люди с акцией протеста. Не могла смотреть по телевизору эти кадры, когда маршалу набросили петлю на шею. Не смогли победить живого, стали с памятником сражаться. Зло обычно совершается сначала исподтишка, а потом, если не находит отпора, разрастается до глобальных масштабов. Вот в такие моменты мы и должны проявить свое отношение к этим преступлениям. Потому что это ведь именно преступление. Европа, которая гордится своей приверженностью защиты прав человека, закрывает глаза на преступления тех, кто пытается отнять у нас главное право. Право на память.

— Да, я тоже со слезами смотрела этот репортаж. Буквально задыхалась от бессилия и невозможности выйти и защитить. Мой покойный отец был награжден медалью за освобождение Праги. Неужели чешский народ так неблагодарен и уже ничего не помнит... Но есть же документы, фотоархивы! Я не верю, что чехи не помнят эти майские дни своего освобождения. Но все-таки, страшно сказать, я рада, что моего отца нет в живых и он не видит этого шабаша.

 — Пандемия разрушила все наши планы. 13 мая должен был состояться очередной большой форум, который мы проводим, привлекая к острым дискуссиям гражданские общества наших стран. Организаторы, Союз русскоязычных организаций Германии и Германо-Российский форум, именно вопросы сохранения исторической памяти для будущих поколений ставили в повестку для обсуждения. Да, мы хотели высказать совершено категорически свое неприятие попыток некоторых политиков и СМИ переписать историю и очернить подвиг нашего народа. Да и в сегодняшней жизни нам надоело терпеть нападки типа «во всем русские виноваты»! Мы очень надеемся, что сможем провести этот форум хотя бы осенью. Все эти вопросы, уверена, не потеряют своей актуальности. И мы будем иметь возможность во весь голос заявить свою позицию. Надеюсь, что и форуму «Петербургский диалог», который должен в этом году состояться в Калининграде, ничего не помешает. Нам и там есть что сказать от имени российских соотечественников.

— Мы так долго говорили о том, как жить в сегодняшних условиях. Так что у меня возник вопрос: что же сегодня главное?

— Главное — человек должен сохранить себя и физически, и морально. Многое придется переосмыслить. Но уже сегодня понятно, что, несмотря ни на что, мы будем еще больше стремиться к нашей общности. В критический момент мы остро оценили ее необходимость и стали больше дорожить друг другом. Никто не знает, сколько нам придется физически не видеть друг друга. Но своего единства мы не потеряем. И я уверена, что мы вместе сумеем преодолеть и это выпавшее нам всем испытание.

Мы беседовали долго. И я вдруг поймала себя на мысли, что совсем забыла о том, что за окном. Я слушала Ларису и вспоминала лица друзей со всего мира. Тех, с кем была рада работать три года во Всемирном совете, тех, с кем свела судьба на наших многочисленных форумах и конференциях. Тех, кто в Германии стал мне не просто другом, но и по-настоящему родным человеком. Перечислить все имена, понятно, не могу. Но поверьте, вы все в моем сердце навсегда!

Вера ТАТАРНИКОВА.

Об этом говорит Германия:

Пандемия: В Германии выявленo 15,6% случаев заражения, во всем мире лишь 6%

Коронавирус: Германия продлевает ограничения, Европа и Китай вводят ослабления

Германия: Заразиться коронавирусом через наличные деньги

Германия: Федеральное правительство вводит 12-часовой рабочий день на время «коронакризиса»

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|