Воспоминания ветерана: «День Победы в Берлине в 1945 году»

05.02.2020 в 10:10, просмотров: 1041

В редакцию «МК-Германия» поступило письмо-воспоминание от 99-летнего ветерана, военврача Александра Михайловича Ногаллера, бывшего со своей частью 9 мая 1945 года в Берлине.

«Этот День Победы порохом пропах.

                                                                                Это праздник с сединою на висках.

                                                                                Эта радость со слезами на глазах…»

                                                                                 В. Харитонов, Д. Тухманов

Хирургический полевой подвижной госпиталь (ХППГ 180) Второй гвардейской танковой армии, в котором я был заведующим отделением, располагался с середины апреля 1945 года на восточной окраине Берлина – Бух. В госпиталь непрерывно поступали раненые. Медикам приходилось трудиться день и ночь, особенно доставалось медсестрам, которые не только помогали при операциях и наркозе, но и переливали кровь, делали уколы, накладывали шины и гипсовые повязки, а также нередко сами переносили раненых, осуществляли уход за ними – ведь от него зависело не только самочувствие раненого, но и результативность операции. Санитаров не хватало, помогали в госпитале легкораненые бойцы.

Большое значение имел прорыв оборонительных сооружений немцев в районе Зееловских высот, после чего открывался прямой путь на Берлин. Это успешное наступление Красной Армии было отмечено приказом и благодарностью Верховного Главнокомандующего.

После прорыва обороны гитлеровцев, войска Красной Армии быстро достигли Берлина и начались бои за взятие столицы Германии. По сравнению с условиями предыдущих лет здесь было очень удобно как для операционной и перевязочной, так и для госпитального отделения. В последние месяцы войны помогали нам освободившиеся из плена французы, бельгийцы, чехи, но особенно – женщины немки. Им и их детям давали еду, а они много помогали в операционной и по уходу за ранеными в палатах.

В конце апреля 1945 года постепенно до многих немцев дошла бесперспективность дальнейшего сопротивления. Появились большие группы немецких солдат и офицеров, бросивших оружие и просивших взять их в плен под конвоем, чтобы не прикончил кто-нибудь из советских солдат под горячую руку. Но не все немцы были настроены сдаваться. Уже в предместьях Берлина шли ожесточенные бои, а отдельные группы вооруженных гитлеровцев пытались вырваться из окружения, уничтожая всё на своем пути. При встрече с ними, за две недели до окончания войны, погиб начальник соседнего госпиталя Титов.

Однако война продолжалась, и однажды произошел следующий эпизод. Выходившая из Берлина группировка вооруженных фашистов двигалась по направлению к нашему госпиталю. Всем свободным от операций было приказано проверить оружие и подготовиться к бою. Я был занят в это время эвакуацией раненых, стараясь отправить как можно больше людей в тыл. Кстати, эвакуация раненых тоже требовала определенных знаний. Так, в машине Форд и ЗИЛ раненых надо было укладывать поперек, а в Cтудебеккеры – вдоль и в два ряда. Учитывая опасность нападения фашистов, возможность боя непосредственно на территории госпиталя, я старался как можно теснее с помощью санитаров уложить раненых в машины для эвакуации. Раненые ворчали, мол напихивают, как сельдей в бочки, но рассказывать правду о предстоящей угрозе не хотелось. К счастью, все обошлось благополучно, и воевать медикам не пришлось.

2 мая 1945 года после тяжелых боев советские войска полностью освободили Берлин от фашистов и водрузили знамя Победы над Рейхстагом. В то время мы не знали, кто именно водрузил первым это знамя, ибо свершить это — «водрузить Знамя Победы», как тогда говорили, стремились многие ещё до боев в Берлине. Немало бойцов и командиров в последние дни войны взбирались на крышу Рейхстага и поднимались на купол. Оборонявшие его фашисты ожесточенно сопротивлялись. Многие наступавшие погибли, их имена остались неизвестными. Даже когда я уезжал из Германии в конце 1946 года, имена героев, водрузивших Знамя Победы, были ещё не известны. При штурме Рейхстага множество людей погибло. Несколько лет спустя объявили, что честь водружения Знамени Победы принадлежит Егорову из Смоленска и Кантария из Грузии. Может так оно и было, а может это было политическим решением.

Все участники битвы за Берлин, в том числе и я, были награждены памятной медалью. Кроме того, участникам этой великой битвы была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего.

Примерно в эти дни на территорию нашего госпиталя привезли трупы Геббельса и членов его семьи (жены Магды и шестерых детей), которых по его распоряжению тоже отравили. После смерти тела Геббельса и его жены должны были быть сожжены, но это по каким-то причинам полностью осуществить не удалось. Эти трупы находились в морге госпиталя в отдельном домике. Я попытался войти внутрь, но часовой меня не пустил. Пришлось ограничиться осмотром через окно. На следующее утро трупы увезли для детальной судебно-медицинской экспертизы.

10 мая 1945 года я был в центре Берлина и сфотографировался вместе с товарищем у знаменитых Бранденбургских ворот. Велика была радость советских воинов, вынесших на своих плечах все тяготы ужаснейшей войны, когда объявили о капитуляции нацистской Германии. Все веселились, обнимались, стреляли в воздух. Банкетные столы стихийно появлялись на улицах и площадях Берлина, около памятников, особенно, у знаменитых Бранденбургских ворот. Я видел собственными глазами стены рейхстага, которые были исписаны именами и фамилиями советских солдат и офицеров, дошедших до Берлина из-под Москвы, Сибири, Дальнего Востока, Украины, Кавказа.

В нашем госпитале тоже радостно отметили День Победы. Горестно было вспоминать друзей и товарищей, не доживших до этого светлого дня.

9 мая 2010 года я был в Москве и вместе с ныне покойной сестрой присутствовал на праздничном концерте в Доме Ученых на Кропоткинской улице. В заключение концерта хор исполнил «День Победы», а аккомпанировал на рояле сам Давид Тухманов. При выходе из дома ученых, недалеко от входной двери, я увидел Давида Фёдоровича Тухманова и осмелился подойти к нему. Я поблагодарил его за созданные им прекрасные песни, отметив, что «День Победы» для ветеранов (я был при орденах и медалях) всё равно, что «Марсельеза» для французов. Указав на свой возраст, я пожелал ему ещё лет 20 плодотворной творческой деятельности. В тот год он отмечал свой семидесятилетний юбилей. Поблагодарив меня за все добрые пожелания и улыбнувшись, Давид Тухманов вскоре уехал на подъехавшей за ним легковой машине. Из многих песен на военно-патриотическую тему («Катюша», «Землянка», «Тёмная ночь» и др.) «День Победы» мне представляется наиболее выдающимся произведением. «День Победы порохом пропах... Это праздник с сединою на висках… Со слезами на глазах… Этот праздник приближали как могли…» (музыка Д. Тухманова, слова В. Харитонова).

Все участники войны были награждены памятной медалью. Нет сомнения, что День Победы и окончания Второй мировой войны ещё многие годы будет отмечаться во всём мире.

Проф. А. М. НОГАЛЛЕР,

гвардии майор мед. службы.