«Спящую красавицу» разбудили в Баден-Бадене

26.12.2019 в 09:57, просмотров: 2049

«Спящую красавицу» разбудили в Баден-Бадене
Принцесса Аврора (Олеся Новикова) и труппа Мариинского театра. Фото: © Валентина Барановского.

Балет-феерия Мариинского театра в Фестшпильхаусе

Традиционно в конце декабря Санкт-Петербургский Мариинский театр привозит в немецкий Баден-Баден свои лучшие балетные постановки. Зрители Фестшпильхауса увидели на этот раз балеты Петра Ильича Чайковского «Щелкунчик», «Спящая красавица» и полную версию «Драгоценностей» Джорджа Баланчина (в прошлом году в ходе гала-вечера артисты исполнили только последнюю часть балетного триптиха).

Наш корреспондент побывала на одном из спектаклей «Спящая красавица».

В стиле Людовика

Премьера балета «Спящая красавица» состоялась в петербургском Мариинском театре 15 января 1890 года. Она стала событием в художественной жизни Санкт-Петербурга. Новизна и масштаб балета, отход от привычных штампов, необычность спектакля поразили всех.

Хотя в основе балета «Спящая красавица» — французская сказка, музыка, созданная величайшим русским композитором, по своей лиричности, эмоциональности и проникновенности — глубоко русская. В балете почти все номера — музыкальные шедевры. Большое Адажио в конце звучит как апофеоз любви.

По инициативе Ивана Всеволожского, русского театрального деятеля и художника, Петру Ильичу Чайковскому и была заказана музыка балета «Спящая красавица».

Иван Всеволожский не был первым, кто в балете обратился к сюжету сказки Шарля Перро «Красавица спящего леса»: либретто на ее сюжет уже писали Эжен Скриб и Сен-Жорж. Всеволожского, блестящего знатока и любителя эпохи Людовика XIV, французская сказка привлекла возможностью вынести на сцену свое увлечение. «Хочу mise еn scene сделать в стиле Louis XIV, — писал он Чайковскому. — Тут может разыграться музыкальная фантазия — и сочинять мелодии в духе Люлли, Баха, Рамо... Если мысль Вам по нутру, отчего не взяться Вам за сочинение музыки?». И композитор согласился с этим предложением.

Изначальным замыслом было создание балета «в стиле «Louis XIV». Получившееся в итоге произведение имеет немного общего с Людовиком, однако как Чайковский, так и Всеволожский, остались довольны результатом. Получился пышный, яркий спектакль с красочными дивертисментами и прекрасными декорациями... Одним из самых горячих почитателей «Спящей» был Александр Бенуа: «Едва ли я ошибусь, если скажу, что не будь тогда моего бешеного увлечения «Спящей»... если бы я не заразил своим энтузиазмом друзей, то не было бы и 'Ballet Russes', и всей порожденной их успехом «балетомании», — писал он.

Нежная Аврора в исполнении Олеси Новиковой покорила своей пластикой. Фото: © Валентина Барановского.

Две версии в одном театре

Партитура балета раз за разом претерпевала огромные изменения. Каждый балетмейстер, который брался за постановку, традиционно создавал свою собственную версию — какие-то номера он выкидывал, какие-то переставлял местами. Но почти все опирались на либретто, созданное великим французским хореографом Мариуса Петипа...

Сегодня в репертуаре Маринки, как ни странно, можно увидеть целых две версии великого балета. Одну из них воплотили в жизнь в 1999 году. По эскизам Ивана Всеволожского и премьерных художников-декораторов в Мариинском театре, возобновили сценографию 1890 года, а хореограф Сергей Вихарев, опираясь на сделанные в начале ХХ века записи балета, восстановил структуру творения Петипа. Работу начала целая команда. Потом к ним присоединились художник Андрей Войтенко и художник по костюмам Елена Зайцева. По словам хореографа, создатели хотели вернуть «Спящей» ее «былую аутентичность». Спустя много десятилетий был воссоздан образ спектакля эпохи Петипа с пышностью зрелища, чинной дозированностью танца и пантомимы. Однако фее Сирени в новой версии пришлось танцевать на каблуках вместо пуантов, а принцу Дезире распрощаться с некоторыми сольными вариациями.

Нужно сказать, что каждая новая реконструкция этого спектакля вызывала шквал негодования, возмущения и самые разные отзывы критики. «Артисты оплакивали безжалостно выкидываемые танцевальные номера позднейших редакций, пытались свыкнуться со своей новой ролью во вроде бы хорошо знакомом спектакле и учились старинному искусству пантомимы... Их втиснули в костюмы, которые, конечно, щегольски смотрятся на старинных фотографиях, но странно выглядят в сегодняшнем театре», — так, например, писали о спектакле в хореографии Сергея Вихарева. Эту версию «Спящей», кстати, в 2000 году увидела и публика Баден-Бадена...

Другую «Спящую красавицу» и значительно раньше, в 1952 году, «оживили» в Театре имени Кирова. На волне увлечения осовремениванием старинных балетов хореограф и танцовщик Константин Сергеев сделал свою редакцию спектакля Петипа. Танцевально усложнились образы феи Сирени, которая рассталась с туфлями на каблуках и волшебным жезлом, и Дезире, который получил новые вариации во втором и третьем актах. Восхищение вызвали стильные декорации для того времени и костюмы Симона Вирсаладзе.

Постановку Константина Сергеева позже обвиняли, например, в «советскости». Конечно, социалистические мотивы и сегодня, конечно, легко угадываются в версии 1952 года — все те же фонтаны на заднем плане и монументальные фоновые декорации, чуть напоминающие сталинскую архитектуру... Но это не мешает наслаждаться мастерством артистов, ведь в старой «Спящей красавице» герои снова танцуют...

Злая колдунья Карабос — Ислом Баймурадов. Фото: © Валентина Барановского.

Старая сказка со счастливым концом

Сравнивать две версии одного балета очень трудно, настолько они разные. В любом случае в декабре уходящего года Мариинский привез в Баден-Баден классическую постановку «Спящей» в редакции Константина Сергеева. За дирижерским пультом был Гавриэль Гейне (американский музыкант, окончивший Московскую консерваторию).

Зрители Фестшпильхауса рукоплескали доброй фее Сирени (23 декабря ее великолепно исполнила Мария Буланова), которая спасла принцессу Аврору от страшного проклятья. Впрочем, и характерная роль, злая колдунья Карабос (в исполнении Ислома Баймурадова) вызвала бурные аплодисменты.

В третьем акте на свадьбе принцессы появляются персонажи любимых с детства сказок Перро и роскошные танцы следуют один за другим. Особенно стоит отметить Голубую птицу (23 декабря, Алексей Тимофеев), Кота в сапогах (Федор Мурашов) и Белую кошечку (Камилла Мацци), Красную Шапочку (Анастасия Асабен) и Волка (Даниил Лопатин). Кстати, в Фестшпильхаусе зрители увидели и маленьких танцоров – артистов немецкой балетной школы Ронэкер из Фелльбаха (вблизи Штутгарта), которые очень профессионально исполнили партии гномов, пажей и некоторые другие роли.

Но, конечно, совершенно заслуженно главный дуэт Авроры (первая солистка Олеся Новикова) и Дезире (премьер Кимин Ким) покорил публику совершенным исполнением и пластикой. Нежная Аврора, пробудившись от поцелуя принца, танцует на балу, полностью отдаваясь счастью и радости.

Кимина Кима, который 23 декабря исполнил главную мужскую партию, уже сейчас называют одним из «великих танцовщиков современности», сегодня его имя известно балетоманам всего мира. Выпускник Корейского Национального Университета искусств, лауреат многих международных конкурсов, с 2012 года он является солистом балетной труппы Мариинского, а с 2015 года — премьером. И Дезире в исполнении Кимина предстал совсем иным — не просто типичным идеальным героем, который счастлив тем, что разбудил спящую Аврору, но восточным и гордым принцем с невероятными по высоте прыжками и грацией пантеры. Заключительное па-де-де солистов на свадебном бале в третьем акте вызвало шквал аплодисментов немецкой публики.

... Рассеиваются облака. Дезире поцелуем пробуждает Спящую красавицу. Вместе с ней просыпается и все королевство. Злая колдунья и ее нечисть исчезает, добро побеждает, влюбленные празднуют свадьбу... Казалось бы, наивен и смешон этот сюжет в нынешнем мире информатики и смартфонов, где зритель давно привык к череде необыкновенных спецэффектов... Но если хотя бы на миг вернуться в мир старой сказки Шарля Перро и вечной музыки Петра Чайковского? Хотя бы в канун Рождества и Нового года...

Аврора (Алина Сомова) в окружении Короля (Сослан Кулаев) и Королевы (Елена Баженова). Фото: © Натальи Разиной.

Ирина ФРОЛОВА,

фотографии: © Валентина Барановского и Натальи Разиной.

Мариинский театр СПБ.