Мама убитой Сузанны: «Я приложу все силы, чтобы Али Башар сел пожизненно»

10.02.2019 в 17:51, просмотров: 2063

Мама убитой Сузанны: «Я приложу все силы, чтобы Али Башар сел пожизненно»

Израильское издание «ИсраГео» взяло интервью у Дианы Фельдман, матери убитой беженцем 14-летней девушки Сузанны. Напомним, трагедия произошла в конце мая прошлого года и всколыхнула всю Германию, в очередной раз поставив под сомнение вопрос о правильности проводимой миграционной политики федерального правительства.

Сузанна, девочка из еврейской семьи, перебравшейся в ФРГ из Молдовы, была изнасилована и задушена в Висбадене в ночь с 22 на 23 мая 2018 года. Пока велись поиски Сузанны, убийца девушки 21-летний иракский беженец Али Башар успел убежать с семьей в Курдистан, где его задержали местные полицейские и передали немецким властям.

Первое интервью Дианы, данное СМИ после смерти дочери, пролило на свет некоторые подробности на обстоятельства трагедии. Так, вопреки первоначальным предположениям, убийство Сюзанны не имело антисемитской подоплеки.

«Никто не знал о том, что Сузанна еврейка, — поясняет Диана. — На ее странице в социальных сетях были российский и турецкий флаги. Она никому не рассказывала о том, что она еврейка. Все это всплыло позже». Более того — родной отец девочки, по словам матери, курдский турок, правда с ним Сузанна не контактировала, так как родители давно расстались.

Сузанна, как и все подростки, не была идеальным послушным ребенком, однако мать уверяет, что девочка росла в атмосфере любви, доверия и заботы, пишет "ИсраГео".

«Она обсуждала со мной почти все, даже то, что большинство подростков не обсуждают с родителями. Например, рассказала мне, что пробовала курить, и даже «травку», но ни то ни другое ей не понравилось. Вероятно, в поисках внимания она вырезала на руке буквы KC (инициалы старшего брата своего будущего убийцы, в которого была влюблена. — Ред.). Другие подростки в подобной ситуации стремятся скрыть это от родителей под длинными рукавами, но Сузанна мне показала. Я обработала рану и попыталась ей объяснить: „Ты молодая симпатичная девушка. Ни один мужчина в мире не стоит этого“».

На 23 мая (день спустя после пропажи Сузанны) у девушки была назначена встреча с социальным работником. Но накануне того злополучного вечера Сузанна обманула мать, сказав, что переночует у подруги. На самом же деле она отправилась к своему «другу» в общежитие для беженцев…

Ночью Сузанна отправила на мобильный телефон своей подруги Сони просьбу о помощи.

«Эта Соня была первой и единственной, кто узнал о том, что Сузанна в беде, — говорит Диана. — Сузанна вечером написала ей: «Помоги мне! Мне страшно. Я с Али и его друзьями в общежитии для беженцев. Я хочу уйти, но меня не выпускают». Но эта Соня пустила все на самотек, ничего не сообщила ни мне, ни полиции. Я думаю, из ревности».

На следующий день с телефона Сузанны пришло странное сообщение: «Пока, Висбаден, теперь в Париж с моим дорогим Армандо!». Мать еще не знала, что ее дочь уже мертва, а от ее имени пишет Али.

Вечером того же дня Сузанна была зарегистрирована как пропавшая без вести. Сама Диана также организовала поиск дочери, в котором ей помогал... еще один брат Али Башара и его друг. Мать девочки даже побывала дома у семейства Башар.

«И вся это проклятая семья уверяла меня, что узнала об этом случае только из новостей, — с горечью вспоминает Диана. — Я стояла перед ними у них дома! Мать, сестры, все твердили: «Аллах, Аллах… Мы ничего не видели». Они лгали, потому что точно знали, что произошло. Как может мать, сама родившая восемь детей, лгать в лицо другой матери?».

29 мая появилось информация, что тело Сюзанны находится возле железнодорожных путей на участке Висбаден-Эрбенхайм. При этом, присыпанный землей и листвой труп несчастной был найдет только спустя еще неделю — 6 июня.

После гибели дочери Диана разместила в Facebook открытое письмо канцлеру, в котором написала, что кровь ее дочери — на руках Ангелы Меркель.

«Я писала то, что было на душе, — поясняет она. — Без обиняков, так, как писала бы каждая мать в подобной ситуации. Но Ангеле Меркель этого не понять, у нее нет детей. Она не знает, каково это — потерять ребенка. Я вообще не знаю, читала ли она мое письмо. Хотя в Facebook его прочли больше 200 тысяч человек». Отметим: прочли до того, как администрация Facebook его удалила, сочтя «проповедью ненависти», нарушающей правила социальной сети.

Немецкие журналисты, в большинстве своем поддерживающие иммиграционную политику канцлера, не стыдятся обвинять Диану в том, что она позволяет «правым» инструментализировать свою трагедию. Сама Диана так не считает. В то же время она не жалеет, что стала своего рода политическим символом:

«Я не хочу, чтобы именем моей дочери злоупотребляли политики, но я должна трезво смотреть на мир. У меня подрастает еще одна дочь, так что нужно быть начеку. Моя младшая дочь и Сузанна дают мне силы бороться — а я должна бороться за то, чтобы Али Башар навсегда оказался в тюрьме. Мне нужно много сил».

Стоит отметить, что суд над Али Башаром еще впереди. Вернувшись в Германию, он через переводчика отказался давать показания на родном языке и вместо этого отвечал на допросах на ломаном немецком. Как полагает Диана, таким путем он хотел помешать следователям выяснить у него детали преступления. «Он постоянно улыбался на камеры и вообще не демонстрировал ни малейшего раскаяния».