Ультрамарафонец Марко Хенриxс: «К сожалению, у меня нет русских корней. Но я всегда чувствую себя в России очень комфортно»

13.02.2018 в 16:33, просмотров: 2170

Марко Хенриxс — спортсмен-экстремал, один из самых быстрых пловцов-ультрамарафонцев Европы. Он является гордостью немецкого спорта — Марко ставит перед собой задачи сверхчеловеческой сложности и с успехом решает их. В числе его достижений — участия и победы в самых нелегких длинных дистанциях. Ему несколько раз покорился IRONMAN — соревнования по триатлону, попасть на которые почитают за честь все спортсмены-экстремалы мира.

Марко, один из немногих именитых спортсменов, кто сегодня открыто выступает за дружбу с Россией и считает, что на его родине уделяют больше внимания нападкам в отношении РФ и российского спорта, нежели поиску путей взаимопонимания. Более того, Марко вот уже как полгода выступает под российским флагом, что по нынешним временам — уже само по себе экстремально для иностранца.

На пресс-конференции в России

— Марко, вы уникальный спортсмен. Какова ваша самая заветная спортивная цель?

— Спасибо за комплимент, но я не считаю себя уникальным. И не бравирую достижениями.

А моя мечта — чтобы Германия и Запад наконец-то прекратили «холодную войну» с Россией. У нас много общего и мы должны держаться вместе. Я хочу, чтобы воцарил мир! И считаю, что все мы должны работать во имя него!

— Что вас лично побудило прийти в экстремальный спорт? Это была какая-то миссия? Спор с самим собой?

— В детстве я играл в футбол, но в возрасте 16 лет у меня обнаружили большие опухоли в обеих ногах. После серии операций мне сказали, что я больше никогда не смогу заниматься спортом.

Однако, когда мне было 17, мой папа взял меня на пробежку. А уже через год я пробежал свой первый марафон. Но мне хотелось большего. В возрасте 21 года я успешно преодолел Ironman Triahlon (3,8 км плавание, 180 км на велосипеде, 42,2 км бег). Тогда же я отправил доктору, который меня «приговорил», открытку с фотографией своих достижений и надписью: «Герр Хенрихс — и больше никакого спорта».

На протяжении многих лет спорт был некоей миссией — быть сильнее, лучше, быстрее. Сегодня, после того, как я занимаюсь экстремальным спортом почти 25 лет, мне уже не интересно конкурировать с другими. Меня привлекают скорее экстремальные нагрузки — большие расстояния, холодная вода...

В этом году, например, я попробую переплыть канал между Северной Ирландией и Шотландией. Это почти 35 км в холодной воде (плюс 12 градусов). Если получится, я буду первым спортсменом, который сделал это под флагом РФ. Это для меня огромная мотивация. После этого последуют остальные дистанции «Семи океанов» (клуб пловцов-ультрамарофонцев, который ставит целью покорить семь каналов на пяти континентах. До сих это удалось только одному человеку — ирландцу Стефану Редмонду, — прим. ред.)

— Сколько в времени в день вы тратите на тренировки?

— На данный момент — 6-7 раз в неделю тренируюсь в воде. Весной нагрузка увеличится — до 20 часов плавания в неделю.

— Вне насыщенной спортивной жизни чем вы занимаетесь? Какова ваша профессия?

— Я был профессиональным пожарным в Кельне в течение 20 лет. В прошлом году мне пришлось сократить работу по-максимуму, чтобы больше времени уделять спорту. Я считаю, что таким образом вношу свой вклад в дело мира, что очень важно для меня.

Марко - инспектор пожарной службы

— Ваши родные и близкие поддерживают ваше увлечение экстремальным спортом?

— Мои родственники и знакомые думают, наверное, что я сумасшедший. Мама, разумеется, беспокоится обо мне. Например, в прошлом году после восьмичасового заплыва я выглядел очень плохо, несмотря на то, что выступил успешно. Мама увидела мою фотографию в газете и очень расстроилась. Но цветы и объятия исправили ситуацию.

— Для нас стало неожиданностью, что ваш официальный сайт переведен, в том числе и по-русски? У вас есть русские корни? Вы говорите по-русски?

— К сожалению, у меня нет русских корней и я очень мало говорю по-русски. Но должен сказать, что я всегда чувствую себя очень комфортно в России.

Прием в Пензе после выступления Марко за местный спортивный клуб

— В России вы известны не только как известный спортсмен, но и как гражданин своей страны, активно выступающий за дружбу с Россией. Откуда вдруг у вас, коренного немца, такой интерес к РФ?

— Прежде всего, я очень горжусь тем, что плаваю за спортивный клуб в Пензe. Cегодня, в возрасте 42 лет, моя политическая позиция очень важна для меня.

В последние лет десять я часто критиковал немецкие и европейские СМИ и политиков. Будучи ребенком, я совершенно естественно воспринимал то, что американец всегда был хорошим, а русский — плохим. Об этом говорили наши политики, это показывали в фильмах типа «Рэмбо», «Рокки IV», Top Gun и в новостях. Но в какой-то момент я начал подвергать такую позицию сомнению и попытался посмотреть на нее более критически. И был потрясен, обнаружив, что нас, немцев, постоянно обманывают наши СМИ!

В 2016 году меня пригласили в Санкт-Петербург на Swim Run Russia. Я выиграл серебряную медаль совместно с российским товарищем по команде. Соревнования проходили в лесах, где 75 лет назад бушевало пламя войны. Для меня это было еще и эмоциональное испытание — там, где наши деды сражались друг против друга, мы, их внуки, сообща шли к единой победе...

Знаете, я очень стрессоустойчивый человек. За двадцать лет работы пожарным я видел не менее тысячи смертей и попадал в опасные ситуации. У меня также были экстремальные происшествия в спорте. Но тогда я не смог сдержать слез: ночью после соревнований в гостиничном номере я в буквальном смысле слова плакал — это были слезы от несправедливости происходящего и гнева на действия своего правительства.

После этого случая я поклялся много работать во имя дружбы и взаимопонимания с Россией.

— Вы не хотите выучить русский язык?

— К сожалению, пока у меня не было для этого достаточно времени. Но если кто-то пригласит меня изучать русский язык вместе в плавательный тренировочный лагерь в России, я буду очень рад.

— Почитаешь немецкие СМИ, складывается ощущение, что в спортивной области в России одна сплошная коррупция и допинг. Конечно, дыма без огня не бывает, и нарушений выявлено довольно много. Но все же, на наш взгляд, информация здесь подается крайне однобоко. Что вы думаете по этому поводу?

— В России есть допинг. Но есть он и в США, и в Китае, и в Германии, и т. д. Oсвещение этой темы в немецких СМИ — одностороннее. Людям рассказывают не от том, что допинг — это плохо, а о том, как все плохо с допингом в РФ. Например, с 2014 года до настоящего времени ARD и его самопровозглашенный допинг-эксперт Хайо Зеппельт занимаются расследованием допинг-скандалов исключительно в российском спорте. Хотя с таким же успехом можно было заняться допинг-расследованиями в спорте США, Китая, Кении и т. п.

Более того, те, кто пристально следят за этой темой, часто слышат такие слова, как «подозревается». То есть доказанных фактов мало, имеются, скорее, «воздушные» обвинения.

— Как вы отнеслись к решению МОК отстранить российскую олимпийскую сборную от Олимпиады в Корее? Считаете ли вы его справедливым?

— Он наказывает не только «чистых» спортсменов, но и унижает целую нацию. По-моему, это признак дискриминации по национальному признаку. «Чистые» спортсмены должны выступать под флагом своей страны.

— Вы, как спортсмен, ратующий за хорошие отношения с Россией, чувствуете ли к себе настороженное отношение коллег-соотечественников и немецких журналистов?

— Время от времени я чувствую враждебность по отношению к себе. Но я плечист и вынослив (смеется — ред.). В 2017 году, например, отказался от спонсорства. Спонсор сказал мне: «Герр Хенрихс, либо вы выбираете дружбу с Россией, либо спонсорство»! Я ответил: «Конечно, я выбираю Россию и мир! Мне не нужны ваши деньги».

Вообще, я стараюсь избегать общения с немецкой прессой. У нас уже все забыли, как можно открыто обсуждать проблемы и их критиковать. Но я чувствую, эта ситуация меняется, хоть и медленно. Немцы все больше не доверяют доминирующим СМИ и все чаще критикуют внешнюю политику.

— Вы родились и долгое время жили в Кельне. Почему вдруг переехали в Баварию?

— Кельн — прекрасный город. Но Кельн, как и Северный Рейн-Вестфалия, теряют свою идентичность и безопасность. Их жители не защищены должным образом. Одной из причин является растущее число мигрантов. Вспомните новогоднюю ночь в Кельне в 2015 году. И это, увы, не единичный случай.

В Баварии люди более консервативны и активнее защищают свои жизненные ценности, в том числе христианские. Здесь качество жизни намного выше. Я живу сейчас посреди гор вблизи швейцарской и австрийской границы. Перед моим домом находится озеро длиной 5 км. Рай для работы! Тут я подзаряжаюсь энергией.

«Когда я тренируюсь, я много анализирую и очень сосредоточен»

— Вы тренируетесь один или с тренером?

— Я почти всегда тренируюсь один — делаю это сосредоточенно и много размышляю, много анализирую и экспериментирую.

— Вы плаваете на сверхдлинные дистанции. О чем вы думаете, когда плывете? Не скучно выполнять монотонные движения на протяжении нескольких часов?

— Когда плыву, часто думаю, что я волк, который охотится за добычей и несет ее к цели — важна мотивация. А еще я слушаю музыку — например Rammstein — в специальных наушниках.

— Как вы переносите низкие температуры? Всё же много и долго плаваете в холодной воде…

— Я принимаю только холодный душ и постоянно плаваю в холодной воде. А перед заплывом на длинные дистанции для сохранения тепла тело нужно смазывать специальной жирной мазью. Ну а все остальное, что помогает мне выдержать нагрузки — желание мучить себя и жажда приключений (смеется — ред.).

Фото @MarcoHenrichs