Интервью с Вампиром

30.09.2013 в 13:30, просмотров: 5934
Интервью с Вампиром

Звезда мюзикла «Tanz der Vampire» Иван Ожогин: «Немецкий язык — очень музыкальный!»

Мюзикл «Танец вампиров», премьера которого состоялась в октябре 1997 года в Вене, вот уже более 15 лет является одним из самых популярных в мире. Только в Германии «Танец вампиров» был поставлен в Штутгарте, Гамбурге, Оберхаузене и Берлине. Главную роль — коварного вампира, графа фон Кролока — в столичной постановке исполняет российский тенор Иван Ожогин, с успехом играющий того же героя в русской версии мюзикла в Санкт-Петербурге (там он называется «Бал вампиров» — авт.). Берлинская публика воспринимает вурдалака с русским сердцем «на ура». Иван отвечает зрителям и самому городу взаимностью — ведь Берлин, в некотором смысле, сыграл в жизни артиста судьбоносную роль.

Справка «МК-Германии». Иван Ожогин родился 1 сентября 1978 года в городе Ульяновск. Закончил Российскую академию театрального искусства (ГИТИС), играл в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, Театре «Геликон-опера». Участвовал в большинстве российских мюзиклов: Chicago, «Свадьба соек», «Норд-Ост», CATS, «Черная уздечка белой кобылицы», «Красавица и Чудовище», шоу «Звезды Бродвея» в кабаре «Монмартр». Принимал участие в записи CD «Свадьба Соек» и «Норд-Ост», а также в создании саундтреков к нескольким российским и зарубежным фильмам.

Обладатель красивого бархатистого тенора — один из самых высоких артистов «вампирского» мюзикла (его рост 193 см). Как шутит сам артист, «говорят, выходит Иван Ожогин на сцену, смотришь, смотришь — а он там не кончается...».

- Иван, как вы себя ощущаете в Берлине?

- Я уже бывал в Берлине в составе хора Bolshoi Don Kosaken под руководством Петра Худякова. У нас были концерты на Александрплатц и в берлинском Концертхаус. Но так надолго я здесь впервые.

- Впечатление о Берлине изменились?

- Когда я был в качестве, скажем так, гастролера, было не самое лучшее время года — зима, хотя и Рождество. Осталось такое смешанное чувство: праздничное настроение одновременно с унылым, серым, пасмурным небом... Когда же я приехал сюда работать, получив роль графа фон Кролока в берлинской постановке, я понял, что Берлин может быть разным. И стал ждать хорошей погоды! Летнее время здесь, конечно, просто замечательное, город расцветает, много зелени, не много грязного воздуха, есть чем дышать. Здесь я в основном хожу пешком, так как живу недалеко от театра. Не нужно по пути на работу и обратно по полтора-два часа стоять в пробках, и это, конечно, подкупает. Даже когда мне доводится ехать куда-то в часы пик, пробок я тут не вижу, а слышу о них только по радио.

Именно из Берлина я поехал на кастинг в Петербург на мюзикл «Бал вампиров».

- Расскажите подробнее...

- Мне позвонила моя коллега, питерская актриса Светлана Вильгельм и рассказала, что на мюзикл «Бал вампиров» ищут главного героя. «Как раз такого как ты!» — сказала Света. Я об этом мюзикле тогда, к своему стыду, даже ничего не слышал, но решил сразу рвануть из Берлина в Питер. Был последний день кастинга, я последний влетел в приемную комиссию буквально за 15 минут до окончания кастинга... и получил эту роль!

Из Берлина я попал в питерский «Бал вампиров», из Питерского «Бала вампиров» — в берлинский «Танец вампиров». Вот такой круговорот актеров в природе.

- У вас в берлинской труппе много иностранцев?

- Я не уверен, что немцев будет даже половина. Со всей Европы люди съехались: есть итальянцы, много венгров, из Великобритании несколько человек, из России я один.

- А Мерседес Шампой (исполнительница роли Сары - авт.)?

- Она из Швеции. Мама у нее русская, я больше вам скажу: мы с ее мамой учились у одного педагога в России, в Москве. Мерседес прекрасно говорит на нескольких языках, в том числе и по-русски.

- Отношения в труппе отличаются от тех, что были и есть в России?

- Когда мы приступили к репетициям и начали погружаться в материал, очень сблизились. У меня нет на памяти никаких конфликтов, которые случались в других постановках в той же Москве.

- Считается, что российские артисты более склонны к импровизации...

- Я думаю, что это клише... Разрушать или подтверждать его я не берусь... И там и там есть артисты, которые любят что-то новое привнести, а есть очень консервативные люди, которые четко следуют режиссерскому рисунку.

- А вы любите импровизировать?

- Сложный вопрос. Естественно не может один спектакль получиться абсолютно похожим на следующий. Это в природе артиста. Я думаю, что выдерживаю режиссерский рисунок, наполняя его чем-то от себя, даю ему дополнительный смысл. В этом и заключается творчество.

- Вы знакомы с другими исполнителями графа фон Кролока?

- Да, и мы поддерживаем теплые отношения. Такое вот вампирское братство. А 9, 10 и 11 августа в берлинском «Театр дес Вестенс» соберутся сразу пять исполнителей роли графа — Кевин Тарт, Дрю Серич, Флориан Зойка, Удо Айкельман и я.

- Из всех графов фон Кролоков кто вам ближе? Канадца Кевина Тарта, например, считают более «классическим» Кролоком, а американца Дрю Серича — более «роковым»...

- Я бы хотел, чтобы меня воспринимали как микс классики и рока.

- Мне показалось, что русскоязычная версия мюзикла более раскатистая. Может быть это фонетические особенности языка...

- Это субъективно. Мне, например, так не кажется. И вообще, это очень спорное мнение, что немецкий язык не музыкальный. Множество прекрасных оперных партий написано на немецком языке — что у Вагнера, что у Моцарта.

- Вам не тяжело петь по-немецки?

- Мне очень нравится исполнять эту партию на немецком, потому что она написана прекрасным языком, гениальным либреттистом Михаэлем Кунце. Это не простой немецкий язык, которым сейчас пользуется большинство, это возвышенный язык Шиллера и Гете. Для меня он звучит очень музыкально.

- Быстро выучили свою партию на немецком?

- Изначально я не думал, что это будет так тяжело, был уверен, что мне хватит недели, в итоге я уложился в две.

- У вас сложный грим. Вампирские клыки не мешают петь?

- Поначалу мешали. Ну а как еще? В жизни когда человек рождается, он вообще не говорит, потом учится постепенно.

- Публика в Германии вас хорошо приняла?

- Очень! Многие пишут (на странице в Facebook — авт.), что, мол, ваше воплощение графа фон Кролока для меня самое лучшее!

- Вы сразу решились на эту роль или сомневались? Все-таки ваш персонаж связан с потусторонними силами... Многие артисты боятся таких ролей. К тому же вы являетесь солистом хора Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря...

- У меня были сомнения определенные по этому поводу. Когда я принимал решение о подписании договора на исполнение подписи, я советовался со своим духовником, с разными людьми... Даже разговаривал по этому поводу со своими коллегами Дрю Серичем и Кевином Тартом, были ли у них какие-либо сомнения. Они честно говоря, даже не поняли мой вопрос... Батюшка тоже мне сказал — это ваша работа, почему вы должны отказываться от того, что позволит вам обеспечить семью?

- Неужели обошлось совсем без мистики?

- Я заметил, что интуиция стала, может быть, более развита. То есть какие-то вещи я стал прогнозировать, предвидеть... Вообще материал очень, конечно, влияет на психику, на взаимоотношения в коллективе, у нас многие в российской именно труппе стали замечать очень сильные изменения в себе и в отношениях между людьми.

- Одна из ваших самых ярких ролей — это Ромашов в мюзикле «Норд-Ост». «Ромашка» у вас получился превосходный — живой, динамичный, постоянно меняющийся, как ртуть...

- Ромашова я больше собой наполнял, своей фантазией, своими эмоциями, мне не откуда было его срисовывать. И до сих пор это моя любимая роль.

- Жалеете, что «Норд-Ост» не пошел?

- Конечно. Но спектакль, напротив, пошел, он был очень популярен у зрителей. Основная причина, почему так случилось, всем известна. Кроме того, мюзикл был очень дорогой, он не мог существовать без поддержки спонсоров. Это очень печально, что «Норд-Оста» больше нет. Потому что продукт потрясающего качества, кто бы что ни говорил. Многие профессионалы продолжают шипеть на этот мюзикл, говорить, что он сделан непрофессионалами — непрофессиональная музыка, непрофессиональная режиссура... Я считаю это не более чем завистью. Потому что и музыка для этого жанра мюзикла потрясающе написана, и психологически линии все прорисованы. Драматургически все построено очень грамотно. Зритель не успевал уставать — мюзикл шел четыре часа, но он пролетал на одном дыхании, потому что была постоянная смена каких-то темпоритмов, декораций, динамических рисунков.

- Вы самородок или родители ваши тоже были из музыкальных кругов?

- Профессионально музыкой никто никогда не занимался. Мама всегда мечтала петь, поэтому и детей своих отправила учиться музыке. У меня есть старший брат, который в детстве пел в хоре мальчиков, потом я пошел по его стопам и тоже начал петь с самого раннего возраста. В три года у меня была уже членская книжка Всероссийского хорового общества. Потом брат пошел в инструменталисты, музыкальное училище закончил по классу контрабаса и лет пятнадцать отыграл в джаз-бэнде в Ульяновске. А я пошел именно по направлению вокала, хотя много играл на разных инструментах во Дворце пионеров и школьников, но все-таки для меня всегда было приоритетным направлением работа именно с голосом. После окончания 9 класса встал выбор куда идти, а у нас как раз открылся курс актеров при областном Драматическом театре. Не долго думая, я туда поступил и проучился три года. А потом решил поехать в Москву, потому что драматический актер — это драматический актер, а мне хотелось учиться профессионально петь. В Москве поступил сначала в училище Гнесиных, а потом — в Российскую академию театрального искусства на курс народных артистов, лауреатов госпремии Александра Тителя и Игоря Ясуловича. И с успехом этот курс окончил через пять лет!

- Ваши дети уже проявляют музыкальные таланты?

- Старший сын играет на фортепьяно. Дочка средняя — на скрипке. Младшая пока еще просто поет, но поет хорошо, интонирует чисто. Голос у нее звонкий, так что организуем когда-нибудь семейный ансамбль.

- К сожалению, «Танец вампиров» в Берлине будет идти еще лишь месяц — 25 августа артисты мюзикла выйдут на сцену в последний раз. Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

- Продолжаем «Бал вампиров» играть в Питере. Новый проект сейчас будет ставиться в Санкт-Петербурге в 3Д-стереоскопических декорациях, про актрису немого кино Полу Негри. Я думаю, что тоже буду там играть. Также продолжается сольная карьера, я буду работать в разных жанрах — и романсы, джаз, рок, классика.