Случай с Лизой: Кто изнасиловал русскоязычную школьницу

20 января 2016 в 19:11, просмотров: 13721

История 13-летней Лизы Ф. из берлинского района Марцан — места компактного проживания переселенцев из стран бывшего СССР — вот уже неделю будоражит русскоязычную общественность Германии и не только. Случай с Лизой обсуждают в российских СМИ в контексте недальновидной и бездумной политики немецких властей в отношении беженцев. Напомним, Лиза Ф. якобы была похищена по дороге в школу и изнасилована несколькими выходцами с Ближнего Востока.

Случай с Лизой: Кто изнасиловал русскоязычную школьницу

Приключившееся с девочкой, очень скоро обросло множеством слухом и домыслов, а общественность разделилась на два лагеря — одни обвиняли немецкую полицию в бездействии и покрывании преступников, другие объявили Лизу «фейком» и очередным «распятым мальчиком» российского телевидения.

Путем анализа имеющихся фактов, проведенного в рамках небольшого журналистского расследования, наша газета может утверждать следующее.

Факт первый — Лиза есть. Ей действительно 13 лет, и она живет с родителями в Берлинском районе Марцан.

Факт второй — Лиза действительно пропадала, о чем родители девочки сообщили в полицию вечером, 11 января, когда Лиза не вернулась из школы. Родителями было написано соответствующее заявление.

Факт третий — 12 января Лиза нашлась. Живой.

А дальше начинаются сплошные загадки.

В русскоязычной среде не только Берлина, но и всей Германии активно поползли слухи, что Лиза якобы была изнасилована выходцами с Ближнего Востока. В многочисленных сюжетах на российских каналах это подтвердили родственники девочки — дядя Тимофей и тетя Марина. Они же рассказали российским журналистам, что Лизу три часа допрашивали в полиции без адвоката и законных представителей и заставили взять всю вину на себя — типа, сама захотела.

В российской прессе, где этот случай получил неслыханный резонанс, количество насильников варьировалось — от трех (такое количество преступников назвала Первому каналу российского телевидения тетя девочки — Марина) до пяти (официальный сайт Международного конвента российских немцев), шести («Вести) и даже семи (ТК«Звезда»). Также в разных источниках назывались разные сроки удержания девочки насильниками — от 30 часов до 3 дней.

Не совсем понятно и то, как девочка попала в машину к преступникам. Та же тетя Марина сообщила Первому каналу, что к Лизе подошел плохо говорящий по-немецки человек южной наружности и предложил подвезти ее до школы. Та согласилась...

Между тем многие другие источники утверждают, что девочку в буквальном смысле похитили. «Пострадавшая Э.Ф. (полное имя пока не указываем) утром 11.01. по дороге в школу, возле S-U-Bahn Friedrichsfelde Ost, около 7 часов 45 минут утра была захвачена группой мигрантов арабского вида. Девочку затащили в машину, завязали глаза и увезли», — пишет, например, сайт Международного конвента российских немцев genosse.su.

Но эти несостыковки оказались совсем незначительными по сравнению с тем запутанным сюжетом, который начал развиваться вокруг случая с Лизой дальше.

В выходные дни с заявлением по данной теме выступила берлинская полиция. «По результатам расследования, не имело места ни похищение, ни изнасилование», — заявила Deutsche Welle в воскресенье, 17 января, представительница пресс-службы берлинской полиции Керстин Исмер (Kerstin Ismer). Более подробную информацию о ходе расследования она не сообщила. То же самое фрау Исмер сообщила и другим заинтересованным в ходе расследования случая с Лизой, например, агентству ТАСС. «В понедельник на этой неделе родители одной девочки, проживающей в Берлине, обратились в полицию, сказав, что их дочь не пришла домой. Во вторник она нашлась. Они подали заявление. По итогам следствия не установлено, что имело место похищение или изнасилование», — отметила Керстин Исмер в беседе с корреспондентом ТАСС. На своем официальном канале в Twitter берлинская полиция сообщила также, что не может разглашать более подробную информацию о результатах расследования, ссылаясь на защиту личности девочки и ее семьи. А газета Berliner Zeitung со ссылкой на представителя полиции Штефана Редлиха (Stefan Redlich) сообщила также, что была организована соответствующая медицинская экспертиза пропавшей девочки, результат которой однозначен: изнасилования не было.

Однако заявление берлинской полиции еще больше взбудоражило русскоязычную общественность. В социальных сетях начали активно муссироваться предположения, что полиция просто замалчивает случай изнасилования, чтобы не разжигать в обществе ксенофобские настроения. А в русскоязычной прослойке немецкого социума, стоит признать, радикальные взгляды на проблему беженцев доминируют. Тот же дядя Лизы по имени Тимофей, который охотно раздавал комментарии российским телеканалам, постит на своих страницах в Facebook и «одноклассниках» (в «ок» к моменту выхода статься профиль Тимофея уже был закрыт — авт.) «антибеженскую» информацию и лозунги по типу «Меркель — в отставку!». А митинг в Марцане, на котором родственники Лизы призывали к справедливому расследованию случая с девочкой и возмущались засильем мигрантов, почему-то прошел под флагами NPD — ультраправой радикальной партии неонацистского толка.

Не совсем понятно и то, было ли подано в полицию, собственно, заявление об изнасиловании. Родственники девочки настаивают, что в полиции Лизу заставили себя оговорить. Однако по законам Германии несовершеннолетний ребенок, коим является Лиза, не может самостоятельно подать в полицию заявление, это делается в присутствии законных представителей, в данном случае, родителей. Но, судя по всему, девочка и ее родители такое заявление не подавали. В противном случае, хотелось бы, чтобы родственники Лизы назвали фамилию полицейского, который отказался принимать заявление о тяжком преступлении, совершенном в отношении ребенка — страна должна знать своих «героев».

Когда наша газета попыталась связаться с родственниками Лизы через друзей семьи Ф. и уточнить информацию по случившемуся, те передали, что адвокат «запретил» (а скорее всего, все-таки рекомендовал — «МК-Германия») им давать какие-либо комментарии в прессе. Запретить родственникам общаться с прессой никто не может, напротив, это было в их интересах — рассказать шокирующую правду о противоправных действиях немецкой полиции, которые, с их слов, якобы имеют место быть. И вообще, родители Лизы должны решить, хотят ли они публичности в этом очень непростом и пикантном деле. Вопрос этот для родственников, думается, нелегкий — как бы не развивалась ситуация дальше, очевидно, что крайней во всей этой истории останется несовершеннолетняя Лиза, имя которой и так склоняют все кому не лень в социальных сетях.

В общем, пока в деле Лизи вопросов больше, чем ответов. Люди не знают, кому верить — то ли родственникам девочки, то ли куцым сообщениям полиции.

В связи с вышеизложенным, все-таки хотелось бы услышать от берлинской полиции более внятных комментариев о ходе расследования произошедшего с Лизой Ф., так как сухие отговорки, что «ничего не было», только подогревают недовольство действиями властей и усиливают ксенофобские настроения, одновременно снижая градус доверия общества к полиции, призванной защищать его от преступников.

Вместе с тем, если все-таки предположить, что в истории с Лизой действительно не было того, на чём настаивают родственники девочки (то есть похищения и изнасилования), позиция берлинской полиции становится понятной — ребенка защищают от спекуляций относительно произошедшего. К слову, имя и фамилия девочки, которую теперь обсуждает не только весь Берлин — вся Германия, стала известна благодаря листовке о ее пропаже, растиражированной в соцсетях. Листовку делали, очевидно, не полицейские, а родственники девочки, в чем их, разумеется, трудно обвинить. Однако читателям стоит знать, что полиция в Германии никогда не пишет в объявлениях о пропаже человека имя предполагаемых жертв похищения, покушения и т. п. полностью (от фамилии обычно публикуется только первая буква), а пресса и вовсе изменяет имя несовершеннолетних.

Вчера же, судя по сообщениям «Дойче велле», полиция пригрозила всем тем, кто будет и дальше распространять лживые сведения о недобросовестных методах ее работы, «это так не оставить». Для немецкий полиции такая реакция попросту неслыханна — это крайние меры, на которую пошли блюстители порядка, чтобы оправдать свое честное(?) имя. Так что случай с Лизой только начинается.

А буквально накануне выхода газеты в печать стало известно, что немецкий адвокат Мартин Луитле (Martin Luithle) подает в суд на Первый канал российского телевидения. Об этом написал в своем профиле в Facebook немецкий журналист, бывший корреспондент журнала Focus в Москву Борис Райтшустер. Сюжет, считает адвокат, привел к разжиганию ненависти против беженцев среди русскоязычного населения Германии - а оно насчитывает более 6 миллионов человек - и в то же время косвенно призвал к насилию против них. Согласно § 130 УК Германии, подобные деяния наказываются лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет.



Партнеры