Боуи и Берлин

12.01.2016 в 21:52, просмотров: 3996

Скончавшаяся от рака звезда глэмрока жила и творила в столичном гей-квартале, общалась с турками из соседнего кафе, отказалась от наркотиков и считала Гитлера первой «рок-звездой».

Боуи и Берлин

Судьба знаменитого британского музыканта Дэвида Боуи, который скончался после 18 месяцев борьбы с раком 10 января в Лондоне, была тесно связана с Берлином.

29-летний артист приехал в Западный Берлин в 1976 году. Снял семикомнатный чердак на улице Хауптштрассе 155 (Hauptstrasse 155), в районе Шёненберг и начал новую жизнь. Вместе с ним там поселился еще один знаменитый рок-музыкант — Игги Поп. К слову, та часть Шёненберга, где жил Боуи, считается гей-кварталом. Вот и рядом с апартаментами музыканта находились сразу несколько «голубых» баров, а в соседнем доме когда-то квартировалась икона немецких (и не только) геев — знаменитая актриса Марлен Дитрих.

В 240-метровой квартире с потолками высотой в три с половиной метра, где остановился Боуи, теперь живет ливанская семья — супруги и четверо детей.

Соседи, которые помнят музыканта, говорят, что это был очень тихий, скромный человек, который вел спокойную, незаметную жизнь и совсем не устраивал вечеринок.

— Иногда он садился с гитарой на подоконник и что-то наигрывал, еще он много общался с турками из соседнего кафе, но его образ жизни никак не ассоциировался с рок-звездой, — говорят соседи.

После шумного и суетливого Лос-Анджелеса, в котором Боуи успел пожить до переезда в Германию, Берлин нравился певцу своей независимостью, а местное общество — анонимностью. Дэвид мог спокойно разъезжать по городу на общественном транспорте, не боясь быть атакованным толпой фанатов, а людям искусства, коих Берлин до сих пор притягивает как магнит, не было до приезжего британца никакого дела. Все эти полубогемные художники и музыканты считали себя гениями и были озабочены достижением признания и успеха. На фоне этой толпы Дэвид, как он сам считал, ничем не выделялся, что ему очень нравилось.

В Берлине рок-звезда реализовала свою потребность в новых знаниях и впечатлениях. Боуи наслаждался культурной и ночной жизнью города — пробовал разные виды наркотиков, экспериментировал в сексе. А его лучшим другом (или подругой) в тот период стал транссексуал Роми Хааг, владелец ночного клуба Chez Romy Haag.

Боуи отрастил бороду, начал писать картины, увлекся фотографией, стал изучать классическую музыку и литературу. Он был частым гостем в Музее Брюке, где мог часами рассматривать произведения экспрессионистов.

Иногда рок-звезда наведывалась и в Восточный Берлин. Боуи пересекал границу в районе КПП «Чарли» и с удовольствием обедал в ресторане Ganymed.

В Берлине на студии «Ханза» (Hansa) Дэвид Боуи записывает сразу три успешных, смелых и авангардных альбома: «Low» (1977), «Heroes» (1977) и «Lodger» (1979), вошедшие в так называемую «Берлинскую трилогию». Все три альбома были написаны под влиянием немецкой электронной музыки, которая в то время била все рекорды популярности, и вошли в Top-5 хит-парада Великобритании.

Самый известный альбом — «Heroes» — рассказывает о влюбленных, разделенных Берлинской стеной. Каждый день они встречаются под прицелами пограничников и целуются под звуки выстрелов: «Мы можем победить их во веки веков, а потом станем героями всего на один день!».

Студия «Hansa» располагалась (и располагается сейчас) недалеко от Потсдамерплатц на Кётенерштрассе (Köthener Straße), где в то время проходила Берлинская стена, и Боуи, как простой горожанин, часто доезжал до нее из дома на велосипеде. Однажды, проезжая мимо Стены, он увидел свое имя, написанное фанатами, а рядом — свастику. Это соседство не очень-то понравилось Дэвиду, который к тому времени успел разочароваться в идеях нацизма, приверженцем которых был поначалу. До приезда в Берлин Боуи без стеснения заявлял журналистам в интервью, что он «был бы отличным диктатором, очень эксцентричным и достаточно безумным», а Адольфа Гитлера называл «одной из первых рок-звезд». Однако знакомство с Берлином и его трагической историей вылечили Дэвида Боуи от вируса нацизма.

В 1978 году Дэвид Боуи получил из Нью-Йорка предложение сыграть главную роль в пьесе «Человек-слон», и был вынужден уехать из Берлина. Однако город навсегда остался в его сердце, ведь именно в нем Боуи нашел то, что искал — спокойствие, новые идеи и новую жизнь. Берлин стал переломным для рок-звезды в вопросе отношения к наркотикам — Дэвид сначала резко сократил, а потом и вовсе отказался от их употребления. А его гастроли 1978-го года, во время которых у Боуи состоялись выступления в 12 странах, стали первыми «трезвыми» гастролями певца.

В 1987 году Дэвид Боуи вернулся в Берлин с концертами. Его выступление состоялось прямо рядом с Берлинской стеной в районе Рейхстага со стороны Западного Берлина, что привело к массовым беспорядкам в Восточном Берлине. Тысячи молодых гэдээровцев буквально облепили стену со своей стороны, чтобы лучше слышать Дэвида Боуи, который со сцены обратился к ним: «Мы передаем наилучшие пожелания всем нашим друзьям по ту сторону Стены!». Из Восточного Берлина ему отвечали: «Долой Стену!». А потом Боуи спел «Heroes».

В 2011 году Дэвид снова обратился в своем творчестве к Берлину, записав песню «Where are we now?». «Had to get the train / from Potsdamer Platz / you never knew that / that I could do that / just walking the dead», — поёт он.

Летом 2014 года в Берлине в музее Мартин-Гропиус-Бау с огромным успехом прошла ретроспектива Дэвида Боуи, на которой были представлены личные вещи музыканта, его дневники, рисунки, любимые книги и, конечно, огромное количество аудиозаписей, которые можно было прослушать. 

А сегодня столица Германии оплакивает Дэвида Боуи — певец стал частью этого города, берлинцы не без основания считают певца «своим парнем» и по-прежнему любят его. Ведь Боуи был воплощением Берлина в человеческом облике — стильным, эксцентричным, бесшабашным, авангардным, сексуальным, утонченным, экзальтированным, чувственным и изящным.

Berlin2Go



Партнеры